Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Инга Гаак - Бабочка над морем
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Инга ГаакПредыдущее произведение автора
Баллы: 1
Внесено на сайт: 24.11.2007
Бабочка над морем
Она прибыла ранним утром, очевидно, первым поездом, поэтому никто из жильцов её не видел. Получив ключи от комнаты без кондиционера, она, подхватив чемодан, поднялась по крутой металлической лестнице. Постояла на увитой незрелым ещё виноградом площадке между этажами, полюбовалась пышным цветником внизу. Встав на цыпочки, попыталась разглядеть меж абрисов крыш море, но ничего не увидела. Только поднявшись на свой этаж под крышей, поймала лазурный морской взгляд.


Тихонько взвизгнув от восторга, бросила чемодан на застеленную кровать, быстренько переоделась в пляжную одежду и, повесив полотенце на плечо, бросилась на встречу с Ним, с морем…


Галечный пляж, плеск волны, крики чаек над водой – всё как в песне. Она разулась, уложила полотенце и сарафан на сланцы и, мурлыча радостно, вошла в прохладное море. Упругие медузки загарцевали возле неё, она боязливо избегала прикосновения, потом, осмелев, взяла одну, наслаждаясь необычностью ощущений, выпустила, насмотревшись. Поплавала неумело, вздымая облака брызг.


Совершенно озябнув, выскочила на берег, свежий ветер, неласково обнял её, покрыв «гусиной кожей». Освободившаяся от мечты, усталая и довольная, она неторопливо отыскала тропинку назад, дошла до дома, где теперь ей предстояло жить недолгие десять дней. На веранде сплошь заплетённой причудливой экзотической зеленью, за столиками и на качелях уже сидели люди. Вкусно пахло чем-то жареным. Она почувствовала, как проснулся аппетит и, усевшись за свободный столик, с весёлым нетерпением стала ждать завтрак.


Хилая бледная девочка, капризно выпятив губу, смотрела на неё, не отрываясь. Ароматные мясные блинчики и яичница с помидорами были выше всяких похвал, она наслаждалась вкусом еды, уплетая поочерёдно оба блюда. Группа смеющихся, немного заспанных людей спустилась по лестнице. Они расположились поблизости, Софья могла рассматривать их до бесконечности. Потягивая кофе, она не отрывала глаз от квартета.


Женщины: загорелая длинноногая блондинка с претенциозным макияжем, одетая в короткую джинсовую юбку и белый вышитый топ, хорошенькая, но не первой, и даже не второй свежести, и брюнетка, яркая с пухлым ртом и детским подбородком, вся звенела – браслетами, серьгами, цепочками на сумке и одежде. Дамочки того сорта, что приезжают в приморские города на весь купальный сезон, снимают комнатку в отеле, и, клещами вцепившись в подходящих мужчин, живут припеваючи за их счёт.


Мужчины: – высокие, в светлых футболках, джинсах, одинаковых кроссовках и бейсболках, словно одевались перед отпуском сообща, в одном и том же магазине, не блещущем ассортиментом. Светловолосый… нет, внимания не стоит… Она переключила пристальный взгляд на его товарища. Тёмные короткие волосы, немного восточные глаза, небольшие усы, но не усики, серебряная цепочка на загоревшей шее. Он!


Она аккуратно отставила чашку, промокнула губы салфеткой и поднялась из-за стола. Поблагодарила запаренную официантку, та, вяло улыбнувшись в ответ, подумала: «Лучше б на чай дала». «Вернёмся к этому вопросу в конце отпуска!» - многозначительно подумала Софья в ответ, официантка испуганно обернулась.


Весь день, проведя на пляже, она позволила себе роскошь немного обгореть. Тёплый душ приятно щекотал уставшую кожу. Охлаждающий крем тоже. Платье из американского набивного ситца влюблённо приняло форму её тела. Туфли-лодочки были мягкими и удобными. Вечер, тёплый и душистый, ласково принял её в объятья и увлёк цепочкой фонарей далеко-далеко от дома.


* * *
Утром, снова проснувшись раньше других, она сходила на пляж, и, вернувшись, села на качели с книгой в руках, в ожидании завтрака. Вчерашняя компания к завтраку не вышла. Она с досадой захлопнула книгу, села за один из освободившихся столиков и принялась ковырять вилкой поданный салат.


В обед приятели тоже не появились. Быстро покончив с едой, она надела большеполую шляпу и отправилась развлекаться в торговый центр. Выставка птиц, забег на короткую дистанцию по сувенирным лавкам, аляповатый вернисаж – ничего особенного. Купив пару пакетов кефира и свежие фрукты, она вернулась «домой». И прямо на веранде столкнулась с усатым мужчиной. Пакет с фруктами упал на камни, персики и фейхоа раскатились.


- Ох, как неудобно, – сказал мужчина. Без суеты он принялся собирать фрукты, а она, закусив губу, наблюдала, как перекатываются тренированные мышцы под тонкой рубашкой.
- Вот, кажется, всё! Но я ваш должник. Вы любите персики?
- Нет, черешню. Но она страшно дорога в этом году.
- В этом году? Я имею в виду, вы часто приезжаете сюда?
- Спасибо, - она взяла свои фрукты и, неловко прижимая к груди разорванный пакет, поспешила к себе.


Во что бы то ни стало, она решила провести весь вечер на пляже. Море немного штормило. Волны то и дело выбрасывали её лёгкое тело на каменистый берег. Она визжала и хохотала, приняв игру моря. На мелководье царили разновозрастные ребятишки, она легко стала своей среди них. Потом, растянувшись на тёплых камнях, она медленно листала книгу, не особенно вдумываясь в смысл. Жевала финики, собирала красивые камешки, ракушечный лом, радовалась закату.


Ночью стоя на балконе третьего этажа, слушала пронзительные крики неизвестных птиц. Слышала смех подвыпивших женщин, тех самых Брюнетки и Блондинки. Блондин порывался рассказать анекдот, сам пьяненько хихикал над ним, Брюнет с усами направлял их передвижение.
Видимо, разведя их по номерам, вышел курить на балкон. Она сверху наблюдала, вдыхая клубы дыма. Не выдержала и громко чихнула.


- А… это вы? Снова я причиняю вам неудобства? – говорил он медленно, словно подбирая слова.
- Вы поздно ложитесь, – сказала она.
- Ходим в рестораны, боулинги, дансинги, обычно они работают в тёмное время суток.
- Я так и думала. А раньше были рестораны, бильярд, и дискотеки.
- Раньше? Бильярд существует и сейчас. А вы одна приехали?
- Муж сделал мне подарок. Он старше меня, заботится как о ребёнке, считает, что я устаю в течение года, отправляет отдыхать. Я на море в первый раз, – радостно сообщила она.


- А мне показалось вы завсегдатай!
- Я читаю…
Из коридора третьего этажа донёсся недовольный женский голос: – Эй вы, кончайте базар! Людям спать хочется!
- Это кто-то из обслуги? – спросил мужчина. – Надо хозяевам сказать, чтобы приструнили.
- Да, ладно! Девчонки за день так устают, они имеют право отдохнуть.
- У вас тоже работа, небось, целый год трудились, чтобы пару недель на море провести.
- Спокойной ночи! – она удалилась к себе.


* * *
А пойдём на море вместе?! – предложил Блондин из четвёрки, она подняла глаза от страницы книги.
– Что читаем? О, Морис Дрюон, серия «Проклятые короли». Да это ж отстой! Его лет двадцать назад по талонам матушка доставала. Его сейчас вообще не читают!
- А что читают сейчас? – она не отрывая глаз от его лица, любезно улыбалась.
- Ну, всякие там, триллеры, детективы. Да зачем париться вообще? На море только ценники читать надо. Рекламы. Маршруты. Ну, не знаю…


- Спасибо, я учту. А что насчёт совместного похода на пляж?
- Меня Сашей зовут, Лена, – указал он на брюнетку, – Жанна – беленькая.
- Меня зовут… Соней. Софья, – поправилась она. Полчаса назад она усердно делала вид, что не слышит язвительных замечаний в свой адрес со стороны четвёрки. Впрочем, Олег просто с улыбкой наблюдал за нею.


Одинокая, старомодно одетая, хотя не лишённая прелести, молодая женщина. Они поспорили, что она влюбится в одного из них. Поспорили на коньяк. У Олега уже был козырь, но Саша не мог знать этого. Для пресыщенной компании развлечений на морском берегу не так уж много.
- Банально, Софья, банально, – поморщилась она, но, оправив изрядно помятый льняной костюм, сама себе кивнула головой.


Компания отправилась на платный пляж. Здесь был песчаный берег, у волнорезов отдыхающих поджидали «бананы», катамараны и небольшие катера. На волейбольной площадке загорелые молодые люди вяло перекидывались мячом.
- Ур-ра! – неожиданно заорал Саша, на ходу сбрасывая яркие шорты и рубашку, припустил к играющим. Мяч гулко зазвенел, отпрыгнув от его могучих ладоней, сплетённых в замок. Лена и Жанна, расположились в шезлонгах под зонтиком и принялись натираться кремом. Они то и дело бросали смешливые взгляды в сторону Софьи и Олега, перешёптывались, хихикали.


- Вы играете в волейбол? Может, присоединимся? – предложил Олег, она пожала плечами, скорчила гримаску, отрицательно покачала головой.
- Пойду, побросаю, – коротко ответил Олег и покинул неразговорчивую спутницу.
Мяч ударил её по голове, сбив шляпу набок. Девицы снова захихикали. Чернявый молодой человек участливо осведомился о самочувствии. Она кивнула безразлично головой, водворила шляпу на место и внимательно дочитала несколько последних страниц романа.


Захлопнула книгу, сняла сарафан и отправилась к воде. Шла, наслаждаясь сопротивлением волн. Поплыла сначала на спине, потом перевернулась на живот. Буи остались далеко позади. Она слышала предупреждающие крики крошечных людей на берегу. Заревел спасательный катер. Стая весело пересвистывающихся дельфинов понеслась наперерез ему. Девушка взмахнула руками, вспыхнула радужная пена над головой. Жёлтая бабочка затрепыхалась над морем.


* * *
- Ба! Да здесь дельфинов сроду не было! В Крыму случалось видеть, но здесь?! – радостно делился впечатлениями Саша, он так размахивал руками, что снёс со стола салат Жанны. Та, запсиховав, отодвинула тарелку и вытерев губы салфеткой, выскочила из-за столика. Лена проводила её круглым от удивления взглядом, что-то успокаивающе сказала Саше, погладила его руку. – Да что вы за дуры такие? – возмущённо огрызнулся тот и отбросил её пальцы. – Да пошла ты …


Софья невозмутимо щипала виноград, сидя на качелях и читая следующего Дрюона.
- Интересно? – Олег сел рядом, не спросив разрешения.
- Очень. И главное, современно. Люди совершенно не меняются. Зависть, ревность, жажда власти, денег, никакого Бога в сердце. Вот вы – кто?
- Офицер. Майор, вообще-то.


- А кем хотели быть? Мне кажется, музыкантом. Вы всё время шевелите пальцами, как будто постоянно играете какую-то одному вам слышную мелодию. Но вы испугались своего призвания, погнались за престижем, за деньгами…
- Да уж… Когда-то – да, было престижно и денежно… Теперь по-другому. Неважно…
- Вы наказаны судьбой за непослушание. Но вообще-то, я о другом. Какой вы человек? Вы поняли своё назначение? Что вы должны сделать на Земле?


- Не думал об этом. Да и неохота всё время ломать голову, кто я, зачем я? Не семнадцать лет…
- А помните девочку из школьной жизни? У неё редкое красивое имя, и она была влюблена в вас, в вашу музыку… Она была той единственной, для кого вы были предназначены, и она единственная любила вас, всё остальное в вашей дальнейшей жизни только флёр, обман, уловка… Вы обидели её, и больше никогда не были счастливым. Вы это понимаете?


- Чёрт возьми! Да вы что, мысли читаете? Откуда вам знать? Только не говорите, что она – это вы!
- Нет, конечно. Представьте, мы даже незнакомы. Я просто знаю это. И знаю, что она по-прежнему вас ждёт.
- Глупости! Нельзя дважды войти в одну реку. К прошлому не возвращаются.
- Не в вашем случае. Вы не перелистали все страницы книги вашей судьбы, вы не вкусили всей сладости любовного плода с той женщиной.


Не улыбайтесь, это раньше она была юной наивной девочкой. Уже немало гроз прошумело над вашими головами. Она красивая сильная женщина. Та, что пробудит музыку, спящую в ваших пальцах. Вы способны рассказать своей игрой, что нашёптывает трава звёздной ночи, как плачут ивы над рекою, куда попадают облака, растворяясь в золоте заката…
- Это лирика. Красиво, но и только…


- Вы не понимаете, но талант, как и любовь, нельзя предавать. Неужели вы сами не чувствуете, что постоянно расплачиваетесь за отказ от своей души?
- Хм?! Как вы сделали это?
- Что именно?
- Вы уплыли далеко, я смотрел с берега… Я пристально наблюдал за вами…


- Вы волновались?
- Честно? Нет. Мне было… интересно…
- Действительно, честно. Каким же надо стать человеком, чтобы наблюдение за чужой гибелью было интересным…
- Отчего-то я знал, что вы выкарабкаетесь. И эти дельфины… Вы нарочно отвлекли внимание…
- Я поеду завтра в дендропарк. Хотите со мной? Цветущие олеандры и альбиции прекрасны…


* * *
- Отчего-то я представлял себе самшиты несколько другими. Такими, как в фильмах-«фэнтези» – корявыми, с мощными стволами, с эльфами всякими там на листьях! Название такое – самшит, даже не человеческое! – Саша не уставал щёлкать фотоаппаратом. Заморенные скукой и жарой Лена и Жанна проклинали «шпильки», солнце, бамбук, магнолии и платаны вместе взятые. Софья застыла у заросшего пруда, наблюдая за рыскающими по мелководью крупными рыбами.


Олег встал рядом, облокотился на перила мостика.
- А я завтра уезжаю, – сказала Софья.
- Так скоро? Вы же только приехали.
- Ну и что! Устала. Не нравятся мне люди. А природа красивая… Особенно в парке. И на улицах тоже постоянный праздник. Цветы. Много цветов. У нас по-другому. Хотя тоже красиво.


- Жаль.
- Чего?
- Что у вас по-другому. Там, на вашей планете.
- Я должна рассмеяться или может, сдёрнуть маску и зашевелить всеми десятью щупальцами?
Олег почесал губу под усами, промолчал.
- Вам всё безразлично. И ничего вам не жаль! И коньяк вы проспорили…
- Вы и об этом знаете? Это был дурацкий спор. Поехали домой?! Что-то девушки загрустили.
- Конечно.


* * *
- Кто угадает, что у меня в правой руке, тот получит сладкую конфету! – закричал Саша, появляясь на неярко освещённой террасе.
- Бабочка, – сказала Софья, не поднимая глаз от книги.
- А вот и нет, а вот и нет! – дурашливо приплясывал Саша.


- Сашка, дай! Покажи! – запищали девицы.
- Бабочка! – повторила Софья.
- Сказали тебе, нет!
- Бабочка, – сказал Олег и разжал пальцы приятеля. Желтоватая коробочка с затейливым «кружевным» рисунком оказалась в его руках. Видите, написано «Papillion», по-французски это значит «бабочка». Держите, вы заслужили эти духи.


- Это что, настоящие французские? – надула губы Жанна.
- Спасибо. Но на самом деле вы знаете, что они не вполне заслуженно мои. Но я возьму. Утром я иду на пляж, очень рано. Хочу попрощаться с Ним.
- Я с вами?
Софья пожала плечами, прижала коробочку к груди. Свет внезапно погас совсем. Зелёные искры замерцали в кромешной тьме.


- Светлячки! Светлячки! – радостно завопил Саша. – Супер! А мы ходим и ничего не видим. А они – вот, рядом. Класс! Во оттянулись!


* * *
Море сердито шипело, оплёскивая озябшие босые ноги. Тёмное, неприветливое.
- Мне будет трудно без тебя, – Софья присела и погладила пену, – Я успела влюбиться до смерти. Каждая клеточка моего тела рвётся, лопается при мысли, что я расстаюсь с тобой. Мне так плохо без тебя…


Олег, нервно расхаживающий за её спиной, остановился, порываясь что-то сказать, но не решился и снова принялся мерить шагами кромку моря.
- Не пугайтесь, – Софья посмотрела через плечо, Олег вздрогнул – пронзительным, чёрным, вечным был её взгляд. – Это я не вам. Морю…
- Уф-ф! Да уж…
- Вы, наверное, испугаетесь, если я расскажу вам правду.


- Я понял – щупальцев не десять, а целых двенадцать! Вы всё-таки осьминог!
- Я приснила вас!
- ?
- Мне хотелось создать сон и просмотреть его от начала до конца. Придумала незатейливую историю, увлекла вас в неё, поиграла, теперь мне скучно, и я готова проснуться. Сладкая истома близкого пробуждения уже сводит негой моё тело. Но я хочу, чтобы вы запомнили этот сон…


Плотная завеса облаков переливалась, словно муаровая. Солнечные протуберанцы мельтешили за ней, прекрасные и угрожающие. Яростные вспышки обесцвечивали мир, а возвращающиеся краски слепили глаза неоном.
- Что это? Что это? – кричал как обезумевший Олег, вцепившись пальцами в волосы, не в силах оторвать взгляд от с ума же сошедшего неба.


Море стремительно отступало, обнажая чёрно-зелёные перламутровые провалы. Невиданные твари свивались-развивались в блестящих объятиях друг друга. Запах свежей зелени и вздохи порывистого ветра сбивали дыхание. Софья вытянулась струной на влажном губчатом валуне посреди маслянистой чёрной жижи и всё так же через плечо смотрела на Олега. Красивый мужчина стоял на коленях, воздев руки к свивающимся в спирали фиолетовым облакам
- Я пробудила тебя, надеюсь… – тихо сказала она. Взмахнула руками…


* * *
- Слушай, это что было? – орал Саша, тряся Олега за плечи. – Я всю карту исщёлкал. Ну, блин, если хоть что-то выйдет, это ж – супер! Я ж такое!.. Мне же премию!.. Я пошёл с утречка, дай, думаю, голубочков заловлю. Жалко коньяк, зато такую «клубничку» соберу! А тут… – он
остановился, почесал голову, заморгал, – Слушай, Лего, я тут уснул, что ли? Где мы вчера были? Ничего не помню. А тут чего делаю?
- А ты в своём «никоне» посмотри!


Олег стоял, широко расставив ноги, и сквозь прищур наблюдал за порханием ярко-жёлтой бабочки в ультрамарине неба…
Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи