Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Сергей Александровский - Апрель  (Из Эдмунда Спенсера. Ок. 1552 – 1599)
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораСергей АлександровскийПредыдущее произведение автора
Баллы: 6
Внесено на сайт: 08.01.2013
Апрель  (Из Эдмунда Спенсера. Ок. 1552 – 1599)


Пастуший Календарь


Апрель
Ægloga Quarta.



СОДЕРЖАНИЕ

Сия Эклога посвящена воспеванию и восхвалению нашей добрейшей
и наиблагодетельнейшей государыни, королевы Елизаветы. Толкуют меж собою
Гоббиноль и Тэно, двое пастухов; причем означенный Гоббиноль,
уже упоминавшийся ранее — поелику он зело и вельми влюбился в Колина, —
предстает читателю куда как ярче прежнего и сетует на великие невзгоды
любовного свойства, кои разум его помрачили и отвратили не токмо
от предмета любви, но такожде ото всех былых услаждений и занятий, как-то:
приятственной игры на волынке, рифмоплетства, пения и многих иных
достохвальных способов провести время. Тем не менее, он пользуется случаем,
дабы доказать и подтвердить несравненное свое поэтическое искусство
и превосходство, и того ради поет песню, иже вышеозначенный Колин
сложил некогда в честь Ее Величества — нежданно и почти предерзостно
именуя оную венценосную особу Элизой.



        Т э н о,        Г о б б и н о л ь

Куда же, Гоббиноль, пропал твой смех?
Иль волк зарезал всех твоих ягнят?
Иль у волынки прохудился мех?
Иль с милой у тебя настал разлад?

Иль, может быть, струятся токи слёз
Обломным ливням нынешним под стать?
Твои ланиты иссушил мороз;
Весна пришла, пора их орошать!


              Г о б б и н о л ь

Нет, я иной невзгодой удручен:
Тот малый, что мне дорог, люб и мил,
Влюбился в деву — и горюет он:
Вотще и втуне пропадает пыл!

Он о забавах прежних позабыл;
Он изломал заветную свирель,
И сник, и не поет: не стало сил…
А ведь прекрасней всех певал досель!


                     Т э н о

Почто грустить, коль на дворе апрель?
Когда певец и вправду столь хорош,
Пусть гонит вон и прочь любовный хмель —
Иль будет плохо: сгинет ни за грош.


              Г о б б и н о л ь

Знай: это Колин, молодой овчар;
Беднягу насмерть поразил Эрот.
Вотще мой жар, и втуне всяк мой дар:
Ничто, увы, строптивца не берет!

Худой дела прияли оборот:
Он любит Розалинду, вдовью дщерь,
А другу дал отпор и укорот —
Лишь о подруге мыслит он теперь.


                     Т э н о

Он славный стихотворец и певец…
Лишь Колинову песню затяни —
И станет веселей пасти овец,
И слаще станет нежиться в тени.


              Г о б б и н о л ь

Однажды Колин, лежа близ ручья,
Элизу, королеву пастухов,
Воспел — и звонкозвучная струя
Строй задала течению стихов:

«— Услышьте, Нимфы на песчаном дне!
Пусть вам вода
Милей, чем суша, — выйдите ко мне
На брег, сюда!
У многомудрых Дев Геликонид
Прошу подмоги: петь простой пиит
Дерзнул о той,
Что красотой
Всех смертных жен и дев затмит.

— О, сколько нужно серебристых нот —
Элизу петь!
Пускай царит она, пускай цветет
И днесь и впредь.
Ей ни малейший не присущ изъян:
Ей мать — Сиринга, и отец ей — Пан.
О, только бог
Элизу мог
Зачать! — задорный бог сельчан.

— Вот на лугу, внимая пенью птиц,
Сидит она,
Порфирой, одеянием цариц,
Облачена.
Ее чело венчает первоцвет,
В деснице вместо скипетра — букет
Роскошных роз, —
И я всерьез
Глаголю: ей подобных нет.

— Элиза ликом ангельским светлей
Самой Селены.
Возникла ты, владычица полей,
Из белой пены!
И обе розы цвет твоих ланит —
И алую и белую — мирит *).
Покорны все
Твоей красе —
Ликуй, наперсница Харит!

— Однажды Феб, взойдя на небосклон,
Мигнул очами:
Узрев Элизу, бог был ослеплен
Ее лучами.
Земное, много лучшее светило
Небесному затмить непросто было!
Феб охнул от горя,
С Элизой не споря —
И скрылся тихо и уныло.

— Ты, Кинфия, светящая, когда
Настанет ночь,
С Элизой рядом — тусклая звезда.
Сокройся прочь!
Но… шутки плохи с чадами Латоны:
Суровы оба, оба непреклонны,
Обидчивы оба:
Смеялась Ниоба —
Да после испускала стоны.

— Великий Пан, хвала тебе, хвала! —
И молвить надо:
Хвала Сиринге, иже родила
Такое чадо!
Вот-вот начнется у овец окот,
И белого ягненка поднесет —
Как жертву на алтарь
Несли богиням встарь, —
Элизе всесмиренный скотовод.

— О, Каллиопа, мчи во весь опор
Сюда — здесь наш кумир;
И кликни прочих Муз, твоих сестер.
Бряцайте, девять лир!
Элизе девять лавровых ветвей
Вручите, Музы — ибо, ей-же-ей,
Великая честь —
Ее превознесть.
Сюда, о Музы — и живей!

— Три Грации-Хариты — посмотри! —
Пустились в пляс.
И громко в гимне радостном все три
Возносят глас!
Но хороводу быть пристало шире:
Не три на свете Грации — четыре!
Пускай в хоровод
Элиза войдет —
И в олимпийском правит мире.

— А вот и Нимфы! Резвый, шустрый рой
Младых Наяд
Склониться дружно пред своей сестрой
Сегодня рад!
Звенят хвалебных песен переливы…
Элизе в дар подносят ветвь оливы:
Утихла война,
Воспряла страна —
Все нынче беззаботны и счастливы.

— Сельчанки! Время, позабыв гумно,
Овин и хлев,
Сюда спешить! Не всех я кличу — но
Лишь юных дев.
С неряшеством и с грубостью манер
Проститесь, — хоть берете вы пример
С окрестного сброда,
С тупого народа,
Что разуменьем слаб, одежкой сер.

— Хвалу царице нашей, сельский хор,
Произреки!
Кувшинки, первоцвет, и водосбор,
И васильки
Ей под ноги метни! Гвоздик, лилей,
Фиалок и нарциссов не жалей:
Любезен всяк
Цветок и злак
Властительнице рощ, садов, полей.

— Встань, дивная Элиза! Будь добра
Красой блеснуть…
Ох, Музам, Нимфам, Грациям пора
В обратный путь!
Боюсь, я задал им изрядный труд —
И, коль за песню грош-другой дадут,
Исправно поэт
Всю горстку монет
Разделит с ними прямо тут».


                     Т э н о

Ужели песнь сию измыслил Колин?
Как жаль, что понапрасну чахнет он!
Юнец любовью безответной болен,
Безжалостным Эротом ослеплен…


              Г о б б и н о л ь

Хоть видит око, зуб неймет! Беда
По торжищу с пустой бродить мошной…
Пора домой: вечерняя звезда
Зажглась уже, и меркнет свет дневной.


Девиз Тэно:
O quam te memorem virgo?

Девиз Гоббиноля:
O dea certe.

_____________________

*) Единение и слияние роз Алой и Белой означает,
что прекратились война и вражда меж домами
Ланкастера и Йорка  (Из примечания,
сделанного Спенсером)
.

              Май. Эклога пятая

                      Перевел Сергей Александровский

Опубликовано в литературном альманахе «Белый Ворон».
Екатеринбург, Eudokia Publishing House. Межсезонье, 2015.
ISBN 978-1-329-04100-4
и в кн.:
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД
И СРАВНИТЕЛЬНОЕ
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. Вып. IV
Сборник научных трудов. Отв. ред. Д.Н. Жаткин
Москва, Издательство «ФЛИНТА»
Издательство «Наука»
2015




.


Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи