Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Александр Клименок - ПАРИТЕТ
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораАлександр КлименокПредыдущее произведение автора
Баллы: 4
Внесено на сайт: 21.10.2011
ПАРИТЕТ
После обеда закружил снежок, и к вечеру наш двор потихоньку принарядился. Иначе было бы совсем грустно - слякоть в рождественские дни. А когда развеялись тучки, появился… он. Я смотрел на него минут десять. Аж дыхание затаил. Скажи кому завтра, засмеют. Но он не был галлюцинацией! Сидел на подоконнике со стороны улицы и шмыгал носом. Чертик – рыжий, с белыми подпалинами. Сидел по-турецки, немного сутулясь. Заходящее солнце хорошо освещало его треугольную головенку. Редкие цыплячьи волосины на затылке время от времени перебирал ветерок.
Чёртик глядел куда-то вдаль, прищуривался, шевелил пухлыми серыми губами, шмыгал носом. Слышать шмыганий я, конечно, не слышал, зато хорошо видел чертика в профиль, и то, как ритмично подергивается и сморщивается его овальный носик. Да-да, вовсе не пятачок, коим чертей награждают разные художники, а именно нормальный себе носик. Навроде человеческого, только подлиннее, схожий с баклажанчиком.
Чертик был совсем еще зеленым, хлюпиком весом в полкило, а рожки его, вероятно, стали пробиваться совсем недавно, причем один рос быстрее. Я щелкнул по стеклу. Чертик даже ушком не повел. Пришлось стукнуть сильнее. Он неторопливо повернул голову, встал, подошел к окну вплотную и показал на форточку. Я ее отворил. Визитер в два приема впрыгнул в квартиру, сипло пробормотал слова благодарности, потер щеки. Далее, оглядевшись, преисполненный достоинства, он поцокал в мою сторону. Запаха серы я не почувствовал, скорее пахнуло плюшевым мишкой из детства.
- Не поскользнитесь, э… – Я перевернул пустую кастрюльку вверх дном, поставил ее на пол. – Присаживайтесь.
С грацией балетмейстера он устроился на краешке кастрюли. Скрестив на груди ручонки.
- Уж не обижайтесь. Хочу убедиться. - Прежде чем устроиться в кресле напротив, я дотронулся до чертика.
Его плечико можно было сравнить с велюровым подлокотником. Правда, оно излучало весьма реальное и весьма нездоровое тепло.
- Не сомневайтесь, я черт. И я приболел. Температура, - протянул гость козлетоном, тоскливо зыркнув на меня из-под красных бровей. Выпуклые глазюки цвета обработанного янтаря напомнили лемуровы.
- Январь на дворе, однако.
- Угу. Летом у вас приятнее.
- Какими судьбами? - я снял с бельевой веревки старый шерстяной платок и протянул чертику. - Закутайся.
- Спасибо. - Он набросил платок на плечи и стал похож на восточного мудреца. - Мне бы домой. Подышать у серного источника. На камушках лавовых полежать. Эх…
- В чем же дело?
- Нельзя. Я прикрепленный.
- Ого! Новый глава нашего ЖЭКа? – мне стало смешно.
- Извините, мне неведомо, кто такой Джек. Я прикреплен к вам.
- И чем займемся? Устроим адскую вечеринку?
Он моего игривого порыва не поддержал. Зрачки его расширились, мордуленция раздулась. Вылитый наш кот Персик. Вот уж преисподнее мастерство - менять обличье. Чертова генетика!
- Ладно, не дуйся.
- Учтите, когда люди перестают отдавать добро, появляемся мы. Прикрепленные.
- Добро? Прикрепленные? А эти… ангелы? Ангелы-хранители которые. Они тогда куда?
- Уступают место нам. Паритет. Когда видно, что человек неисправим. Черств, злобен. Или равнодушен. Находясь рядом, мы соразмерно его неправедным поступкам растем, крепнем. Сопровождаем. Ждем момента, когда… И доставляем, туда, к нам. Уяснили? - он по-учительски возвысил голосок.
- Разумеется. Но при чем тут я? Со мной – порядок. Позавчера не позволил продавщице обсчитать себя. На прошлой неделе тщательно помыл полы во всей (я скромно потупился) квартире. Честно.
- Ваши примеры годятся лишь для вас лично. Остальным от этого ни тепло ни холодно. - Чертик поежился.
- Каким еще остальным?
- Живущим. Пока. И могущим выбирать.
- Великолепно. – Хм… Получается, я… я… допрыгался, что ли? Хм. Возможно. Мишке из отдела снабжения с отчетом не помог? Не помог. Наврал, что болен. Ильиничне, соседке, лампочку в ванной уже год меняю. Почему? Неохота. Деду в последний раз когда звонил? А вчера нагрубил кондуктору в трамвае. Мда, кривая ползет вниз. Ситуация… Постой. А выбор? Или как там, последняя попытка?
- Я знал! Я знал, что вы небезнадежны! - он подпрыгнул. Кастрюля хулиганисто дзенькнула. - У вас еще остается шанс вернуть того, ну, с пуховыми крыльями. Иногда получается его вернуть.
- Вот как? - я с тревогой наблюдал за багровеющим закатным небом.
Он утвердительно затряс головой.
- Нужно успеть до наступления полуночи. Начните с чего-нибудь. Склоните чашу весов. Предположим…
- Слушай, все хочу спросить, - перебил я. - Тебе-то какая корысть? Ты же отправлен делать это свое темное дело.
- Тут солнце. Оно яркое, слепит, – он сконфуженно скривился, – глаза слезятся, нос чешется. Наверное, я какой-то иной. Аллергик. Другим-то нипочем, – чертик вздохнул. – Только не думай, что я тебе сочувствую, - он отвел взгляд в сторону.
- Прости. Ты… ты страшно свирепый, натуральный…
Он взбрыкнул ножонкой и заорал:
- Молчи! Ложь только усугубляет!
Я захлопнул рот.
Он поморгал несколько секунд, повздыхал, почмокал.
– Есть! Сейчас же иди на балкон, соедини ладони в лодочку, вытяни руки и досчитай до тринадцати. Поторопись.
Ничего не переспрашивая, я выбежал на балкон, сделал, как мне велели, и принялся считать:
- Один, два… шесть… девять… Тринадцать!
В этот момент в мои ладони что-то легонько упало, а с балкона этажом выше раздались ойканья. Я заскочил в комнату и включил свет. Кольцо. Я поймал падающее кольцо!
- Ее зовут… - чертик, стоящий у моих ног, мучительно пытался произнести слово, жмурился, фыркал и мычал. – В общем, узнаешь сам. Позже, - пробормотал он.
- Отдам кольцо - и спасен? Но ведь тебе дадут по шее. У вас там не забалуешь.
- Эгоизм у нас не порок. Хотя наказания мне не избежать. Ничего! - он усмехнулся. - Главное, вернусь дом…
Чертик вспыхнул и исчез на полуслове. Невидимая сила швырнула меня в угол, лампочка под потолком лопнула, а в сгущающейся тьме возникли глазищи-угли. Они приблизились ко мне, и кто-то из ниоткуда гаркнул:
- Это еще не финал, букашка!

***

…Я добирался до прихожей вечность. Часы показывали без пяти двенадцать ночи.
«Бегом, бегом!» – сжимая кольцо, я прыгнул на лестничную площадку. В голове неожиданно закрутилось: «Не лишайте парня ножек, не лишайте парня рожек. Пусть он чертик – ну и что ж, он и с рожками хорош».
Пальцы тянулись к кнопке звонка еще лет двести.
На пороге стояла заплаканная… она. Она! Я сразу понял. Та, что дороже всех колец на свете. Но у меня было лишь одно.
- Меня зовут Григорий. Я принес твое кольцо.
- А я Ангелина, - она робко улыбнулась.
Жаль, что мы не услышали, как над нашими головами захлопали крылья.

Обсуждение

Александр Красилов
Эх, хоть придерусь к чему-нибудь, что ли.
"Он присел на краешек кастрюли с грацией балетмейстера."
Это, конечно, Саша, хитрО задумано! Поскольку "балерунов" не существует, есть только "балерины" (с присущей им грацией), а пол требуется мужской, а "присел с грацией танцовщика" не напишешь, поскольку про танцы речь не идёт, а вставить метафору хочется, то дай-ка напишу: "с грацией балетмейстера". Таков примерно ход мыслей-то был? Но грацию, например, Игоря Александровича Моисеева в его, скажем, 99-летнем возрасте представить трудно. Или балетмейстеры непременно должны быть в возрасте Ратманского, Малахова и т.п., а? :)

Да, вот кстати ещё подметил: уж если балетмейстера непременно надо оставить, тогда так: "С грацией балетмейстера он присел на краешек кастрюли", а то иначе получается, что наличествовала некая кастрюля, в коей то ли кипятился, то ли замочен был в "Тайде" элемент дамского одеяния, коий положил туда, торопясь на репетицию, балетмейстер-трансвестит, чтоб простирнуть вечерком, когда пойдёт на поиски клиентуры. (Эк куда занесло-то :) )
23.12.2011
Александр Клименок
Спасибо, друг. Я проинверсирую :)
Монолог о балетмейстере получился недурным, кстатЕ.
04.01.2012


Александр Клименок
Но потаенно-уловочных мыслей в отношении ентого самого мейстера у меня таки не было.
...Моисеев упомянутый был танцором от бога. Мастером.
04.01.2012
Александр Красилов
Игорь Александрович мало того, что балетмейстер от бога, а сколь остроумен был! и главное - без претензий на острячество. Как-то это у него само собой получалось. Вот правда под конец уже плохо молодых своих артистов помнил (если судить по тем док.фильмам, к-рые я видел). Вообще у них - что у Лихачёва, что у Моисеева, что у других "могучих стариков" красивая какая-то была старость, невольно завидуешь (в приближении того, каково-то выпадет нам?)
04.01.2012
Александр Клименок
Бог даст - поживем.
Кстати, вот еще стариканы-молодцы: Ефимов (108 годков одолел, до последнего дня - в уме), Зельдин (97 будет в этом году), Жженов (более 90 лет прожил, а ведь дважды "прошелся" по этапу репрессий), Баталов (скоро отметит 84-летие), Этуш встречает 87-летие...
04.01.2012


Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи