Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Олег Комков - Герман Гессе. Речь
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораОлег КомковПредыдущее произведение автора
Баллы: 6
Внесено на сайт: 08.10.2011
Герман Гессе. Речь
Светилам дан язык лучей,
Цветам – язык благоуханья,
Язык туманов и дождей
Дан небу. В храме мирозданья
Живёт немолчный, страстный зов:
Из тьмы вещей, немой и тленной,
Согласьем жестов, красок, слов
Извлечь сокрытый смысл вселенной.
Здесь чистый творчества исток:
Мир жаждет слова, откровенья,
Из уст людских вещает рок
О вечном свете постиженья.
Стремится к речи всё живое,
Войти в число и слово, в цвет и тон –
В них естество души глухое
Заклятьем зиждет смысла вышний трон.

В словах поэзии простой,
В соцветьи голубом и алом
Творенье свой находит строй,
Своё бессмертное начало.
И там, где звуком полон стих,
Где льётся песнь, царит искусство,
Рождая в каждый новый миг
Вселенной душу, смысл и чувство;
И в каждой книге – тайны нить,
И в каждом образе – открытье,
Попытка сызнова явить
Живого вечное событье.
Вступи же в эту простоту:
Стихи и музыка манят
Постичь творенья пестроту,
В зерцало жизни бросив взгляд.
Наш тёмный мир так много значит,
Лишь стоит в стих его облечь:
Цветок смеётся, небо плачет,
Повсюду – смысл, в молчаньи – речь.


3.2.1928





Hermann Hesse
Sprache


Die Sonne spricht zu uns mit Licht,
Mit Duft und Farbe spricht die Blume,
Mit Wolken, Schnee und Regen spricht
Die Luft. Es lebt im Heiligtume
Der Welt ein unstillbarer Drang,
Der Dinge Stummheit zu durchbrechen,
In Wort, Gebärde, Farbe, Klang
Des Seins Geheimnis auszusprechen.
Hier strömt der Künste lichter Quell,
Es ringt nach Wort, nach Offenbarung,
Nach Geist die Welt und kündet hell
Aus Menschenlippe ewige Erfahrung.
Nach Sprache sehnt sich alles Leben,
In Wort und Zahl, in Farbe, Linie, Ton
Beschwört sich unser dumpfes Streben
Und baut des Sinnes immer höhern Thron.

In einer Blume rot und blau,
In eines Dichters Worte wendet
Nach innen sich der Schöpfung Bau,
Der stets beginnt und niemals endet.
Und wo sich Wort und Ton gesellt,
Wo Lied erklingt, Kunst sich entfaltet,
Wird jedesmal der Sinn der Welt,
Des ganzen Daseins neu gestaltet,
Und jedes Lied und jedes Buch
Und jedes Bild ist ein Enthüllen,
Ein neuer, tausendster Versuch,
Des Lebens Einheit zu erfüllen.
In diese Einheit einzugehn
Lockt euch die Dichtung, die Musik,
Der Schöpfung Vielfalt zu verstehn
Genügt ein einziger Spiegelblick.
Was uns Verworrenes begegnet,
Wird klar und einfach im Gedicht:
Die Blume lacht, die Wolke regnet,
Die Welt hat Sinn, das Stumme spricht.

3.2.1928

Обсуждение

Сергей Александровский
Олег, во-первых, я "прочел с удовольствием!" - а во-вторых (это на всякий случай), если бы сыскался охотник придраться к рифме "стих - миг" (ибо я однажды услыхал даже, что это, дескать, "южно-русский выговор" (?!) ), то могу выслать Вам по почте составленный когда-то обширный (разумеется, далеко не полный - полный занял бы десятки страниц) - обширный список: примеры такой же рифмовки ("гласная плюс "г" - гласная плюс "х"), - опирающийся на произведения золотой, серебряной и бронзовой русской классики .
Потому что классическое русское правоизглашение предполагало и предполагает в подобных случаях выговор двоякий - и "миК" и "миХ" (даже троякий: не учитываю чистого "миГ" перед следующей гласной или звонкой согласной).
А в ответ на давний "южно-русский попрек" оставалось только наобум процитировать первое, что пришло в голову: "...Простерты в воздухе давно // Объятья каменные их - // И жаждут встречи каждый миг... (Лермонтов. Мцыри).
Мне повезло: попрекавший оказался человеком разумным и совершенно вменяемым...
08.10.2011
Олег Комков
Сергей, спасибо! Этот урок я некоторое время назад уже усвоил прочно. :) Но список, пожалуйста, пришлите, если Вас не затруднит: очень полезно иметь такой аргумент про запас, да и в преподавании может сгодиться.
08.10.2011
Сергей Александровский
Олег, вот, ради вящей простоты, кратчайший список - усеченный, по соображениям интернетовским, до примерно 1/4 изначального объема, который был предельно краток по соображениям лени моей неистребимой... :-)
Мало-мальски representative перечень занял бы до сотни страниц, - но, думаю, что любому разумному читателю достаточно и нижеследующего.


КАСАЕМО РИФМОВКИ «гласная + г — гласная + к / гласная + х».

Федченковский «Словарь русских созвучий» не учитывает — отчего-то не признает! — рифмовки «гласная + г —гласная + х».

Предполагать, будто составитель не удосужился внимательно прочитать хотя бы Тютчева – значило бы намеренно и ёрнически оскорблять г-на Федченко.

Видимо, автор Словаря вынужденно или добровольно считался с требованиями «коммунистического произношения», утверждавшего известно чьи речевые «правила», – известно также, для чего… Либо же относился к любителям обнаруживать несуществующие следы «южнорусского» (одесского? кубанского? малороссийского?) и потому неприемлемого говора.

Здесь нужно заметить, что в старое доброе время почти всякий чего-либо стоивший русский автор становился в итоге жителем Петербурга и/или Москвы. А если даже надолго селился за границей (Тютчев), или в отдаленной губернии (Фет), то все равно сохранял и соблюдал правоизглашение, присущее тогдашней отточенной, правильной столичной речи. Итак…

Для начала – из Вийоновской «Баллады о женщинах былых времен», переведенной Валерием Брюсовым, коренным москвичом, безукоризненным знатоком литературного словоупотребления и выговора:

«…Где та царица, кем, надменной,
Был Буридан, под злобный смех,
В мешке опущен в холод пенный?
Увы, где прошлогодний снег!
(...)
Где Жанна, что познала, пленной,
Костер и смерть за славный грех?
Где все, владычица вселенной?
Увы, где прошлогодний снег!»

Также –

Державин:

слух – друг (Похвала Комару)
вдруг – дух (На переход Альпийских гор)


Тютчев (родился в селе Овстуге Орловской губернии Брянского уезда):

вдруг – потух (Проблеск)
настиг – самих (Бессонница)
садах – шаг (Арфа скальда)
вокруг – дух («И гроб опущен уж в могилу…»)
Бог – вздох («Сижу задумчив и один…»)
дух – Юг («Глядел я, стоя над Невой…»)

Бунин:

наг – полях (На распутье)
них – миг (Сапсан)

Заболоцкий (родился в гор. Уржуме):

стих – постиг (Читая стихи)

И так далее. Вышеприведенные примеры (а число их можно множить, и множить, и множить – но у читающего не достанет никакого терпения) намеренно взяты из последовательно сменявших друг друга поэтических эпох. Тютчев родился при жизни Державина, Бунин – при жизни Тютчева; Заболоцкий же, родившийся при жизни Бунина, проживи он не пятьдесят пять, а восемьдесят пять лет, был бы современником и свидетелем «перестройки». Традиция непрерывна.

Конечное сочетание «гласная + г» произносилось — и должно произноситься образованным человеком! — двояко, причем оба произношения равноправны и взаимозаменяемы (кроме слова «Бог» (только [- х]. У Мережковского, правда, в одном из стихотворений «Бог» рифмуется со словом, которое кончается на [-к], однако это произношение высмеял еще Лесков: неграмотный калмык, повстречавшийся Очарованному Страннику, выговаривает «Бог» как «бок»).

NB: зачастую рифмы «гласная + г – гласная + к» и «гласная + г — гласная + х» находятся в пределах одного и того же стихотворения:

Крылов:

Обшаря стены все, и пол, и потолок,
Покрал бессовестно, что мог…
(...)
А чуть о помощи на деле заикнешься,
То лучший друг
И нем и глух.

(Крестьянин в беде)

Лермонтов:

Неслися мы с Мелиною сам-друг,
Внимая сладкий и небрежный звук…
(...)
Но дьявол, сокрушитель благ земных,
Блаженство нам дарит на краткий миг…

(Джюлио)

Он дал ему в веселый миг
Соболью шубу с плеч своих…

(Боярин Орша, гл. I)

И негодуя все вокруг
На гордый вид и гордый дух…
(...)
Во рву притоптанный песок
Хранил следы различных ног…

(Там же, гл. II)

Прижавшись, бешеный старик
Рубился — видел я хоть миг…
(...)
Он был отец — но был мой враг:
Тому свидетель этот прах…

(Там же, гл. III)

Но в нем мучительный недуг
Развил тогда могучий дух
Его отцов…

(Мцыри, 2)

В то утро был небесный свод
Так чист, что ангела полет
Прилежный взор следить бы мог;
Он так прозрачно был глубок…

(Там же, 11)

А. Н. Майков

Порой ручей, порой овраг,
А там поля, опять поля!
И в золотых опять волнах
С холма на холм взлетаю я…
(...)
«Садись!» — «Я здесь, на облучок…»
— «Да место есть: садись рядком!»
Но тут уж взять никто не мог:
Старик уперся на своем…

(«Поля»)

Свет прямо падает на них…
На витязе — венец. Все ждут…
Торжественное что-то… Миг —
И двое, видит князь, ведут

Его отца!..
(...)

Зовет его, и князь спешит
На зов отца, вскочил… Но вмиг
Исчезло всё… В гробу лежит,
Сквозясь чрез кисею, старик…

(«Суд предков», 2)


И так далее, и тому подобное…

По-моему, любому и всякому sapienti sat, - разумному достаточно. Если нет, могу расширить перечень примеров - увеличить их число раз в семьдесят пять-восемьдесят. И этот перечень будет очень скудным и небрежно составленным...
08.10.2011
Олег Комков
Сергей, большое спасибо! В высшей степени убедительный и поучительный перечень.
08.10.2011
Батшеба
Мой "пятачок" в тему:)

Еще такие рифмы есть у Фета:

Стих – миг ("Стихом моим незвучным и упорным").
Небесах – флаг ("Над озером лебедь в тростник протянул").

:)

09.10.2011
Олег Комков
Спасибо за пятачок! :)
Рад, что невольно поспособствовал перечитыванию поэтической классики. :)
09.10.2011


Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи