Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Олег Комков - Злата Коцич. Из книги "Белый ослик" (2014). Светлая седмица (2)
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораОлег КомковПредыдущее произведение автора
Баллы: 2
Внесено на сайт: 22.04.2018
Злата Коцич. Из книги "Белый ослик" (2014). Светлая седмица (2)

ВЕЛИЙ ДЕНЬ


НЕ ЭТО ЛИ?..

Не это ли то пламя?
Та светлая площадь-пучина,
где заране огненному столбу
радуются рыбы златые:
хватит и огонька игривого –
под водой развязать им язык.
Не это ли тот мир,
прозрачнее хрусталя, –
где обзор, сомлевший в глазу земном,
целым небом возвеличен. И возвращен
зеркалу водному: чуток, чист.
Полыхает, звенит из капельки света:
солнцевой дщери, девицы-птицы
абсолютное зренье и абсолютный
слух.


ЗАДАНИЕ

Так сияет из блика веселого,
что ослик и роздыха не чает:
голову бы – в воду, в облака,
на миг. Но лишь оком мигнет голова –
миг, преименован во мгновение,
воспетую гробницу синюю
в огнекрасное облачает.
Коль себя принес без остатка:
диез. Бери выше. На верхней линейке
возобновляйся в плоскости новой:
из-под подводной скалы извлеченный,
хрустально-чистый тон разливай
по пленке океана: Пусть нарастает.
Лествицей – да воссияет в зазвездии
торжественным прахом и пухом.
Все одно – задает ли сызнова блик
или ты себе сам – задание новое:
заморским загорним заоблачным заумным
оком и ухом быть. Чистым духом.


ГЛАС НАД ВОДАМИ

Светлая седмица. Глас над водами.
Приидите ко мне, все уставшие.
Все, кто тонет под тонами бремени,
садитесь на тона. В челны нотные.
Хоры птичьи, монашьи, рыбьи.
На воде слагайте осколки,
пока не сольются в картину. Живой вес
пока не вспорхнет. Пение древнегрядущее.
– Кто не онемел бы, о Регент?
Ангелов слышим. Шевелят ли губами?
Или то само небо поет, или
одежды их колышатся?
Научи нас, чтоб и мы – как херувимы.
А коли нет, то хотя бы как рыбы.
Хорошо хору выпеть безмолвие.


СОЛНЦЕ ПЕРЕД ЗЕРКАЛОМ

Светлая седмица: не спрашивай,
отчего любо солнцу пред зеркалом.
Зачем буква Л свою каплю лучистую
удваивает в зеркале ока.
Из чьей записи разливается
капля по двум неоглядностям.
Что льют туда, что сюда
ангелы умиления.
Из трепетной линии горизонта
преливается и преливается
на солнечные чаши.
Весы дрожат посреди пучины.
Мгновение созвучия, невыносимого,
внятно и ослику: чтó мы – без равных весов?
Горы и долы принес бы, но лишь одно
потребно. Для праведной чаши.


БУКВА ЛЮБВИ

Принести бы хоть суму сердечную,
вымытую как песок: до крупицы злата:
Л. Коль не имею – ничтожен. Блаженная буква:
люлька любозарная. Своей каплей звонкой
обнимает всё. Сердце океана, пока то булькает: взбухает.
Люлюканную кожицу моря, пока та отвердевает.
Скалу на плечах, пока в хрусталь созревает.
Плоды в душе, пока соками
наливаются, лиловыми.
Лилию благовещенскую. Дочь любимую.
Сына возлюбленного, на осле белом.
Людей любвеобильных. Зверей нелютых.
Птиц вольных. Ангелов любовидных.
И всех и вся. И о всех и за вся.
По знаку Гармона, в единый глас –
сопрано, альт, тенор, бас.


СОЗВУЧИЕ

Не спрашивай, отражение то или впрямь
в воде блаженной за руки взялись
полная луна и солнце переполненное.
Две радуги, слюбленные в перстень,
легли на линию горизонта.
В тот любoхоровод вступает и люд,
умыт, умилён, удивлён,
опьянён лобызанием неба с пучиной.
Очарован полным кругом платья венчального
из радужных чешуек. Самой радугой –
ручником для новобрачных.
По устью магмы и льда – в плазму,
в тёплое, жидкое предместье хрусталя,
конец хождению по мукам: хор
вплывает в благостное созвучие:
Воскресение Твое...


СТИХ

По исцелённому зеркалу водному
доковылял Basiliscus basiliscus.
У хористов, уже полуодетых
в чешуйки радужные, любопытствует:
кто где когда как призовёт
к испытанью, благому ли, строгому,
к переходу, страшному, в сновидческий
хор частичек радужных.
Не спрашивай. Возьми стих. Ждём и нот.
        Что белеет в голубой пучине,
        то ли блик, то ли соли крупица,
        горькозёмной, медовонебесной?
        Скачет резво точно белый ослик,
        словно сердце у невесты бьётся,
        как лучина мелода пылает
        радуницей, душе моя бела.


СОШЕСТВИЕ ДРЕВА, ОГНЕВОГО

Не спрашивай, где и доколе простёрся зеркальный,
торжественный зал без единой стены.
Только столб, огненный, посреди. Трепещет,
нисходит на море. Саженец милости небесной?
С корнем из кротких молний.
Вдоль ствола – пламена многоцветные,
а гейзеры трав морских – в облак зелёный.
В пахучую Корону. Полиелей звёздный.
Где, в молитве о сошествии, плод наливается мёдом.
        Не спрашивай, колышется ли аллея златая.
        Из души платановой рассада воскресная.
        Колышется. Тут, где ты. Рукой каплю солнца
        сорвать. Изнутри умыться огоньком
        благодатным. Прежде чем в частицу радуги
        облечься. На переправе мглистой.
        Где и ослик, отвязанный, носится.
        Тащит трамвай, облак-каравай.
        Пока не привяжут его радугой пёстрой.
        К Древу Жизни. Посреди пучины.
        Где два мира купаются в радости
        одинаковой. Воистину, отмерил карандаш.
        Ватерпас отвесный. Теперь – хоть резинкой,
        хоть губкой, хоть чем.










Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи