Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Сергей Фарватер - Роман - "Естество". Глава 3 . Ч -2
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораСергей ФарватерПредыдущее произведение автора
Баллы: 0
Внесено на сайт: 27.05.2011
Роман - "Естество". Глава 3 . Ч -2
- Куда вы пропали? – раздался голос Геры из дальнего конца коридора. – Лиза волнуется. Три часа здесь торчите, – он спустился с земляных ступенек в тот момент, когда лопата Стаса пробила сквозную дыру в остатках торфяного заслона.
- Есть! – воскликнул Станислав, и ребята втроём принялись расширять образовавшееся отверстие.
Через четверть часа от завала остались лишь разрозненные скопления грунта.
- Путь свободен! – радостно произнёс Ник.
Картина, возникшая перед взором подуставших ребят, поражала своей красотой и праздничным убранством. Мрачная штольня неожиданно обрела сказочный вид. Сияющие шары находились повсюду: на потолке, стенах, на полу. Электрические фонари оказались лишними – настолько насыщенным было свечение. Через некоторое время вся группа была в сборе. Друзья с нескрываемым восхищением любовались природной иллюминацией. Беспокойный Лео неоднократно порывался пройтись по освещённому коридору, но его будто что-то удерживало. Наконец, набравшись смелости, он с разбега влетел в светящийся тоннель и, ступив на грибы, заскользил, словно на коньках. Проехав несколько метров, он с пробуксовкой ринулся обратно и спрятался за спинами безудержно хохочущих ребят. Весёлое ликование и смех ещё долго раздавались под сияющими сводами старой штольни.

Вскоре группа двинулась дальше. Люди шли по неоновому ковру, оставляя за собой слизкие лепёшки из раздавленных грибов. По мере продвижения вперёд растений не становилось меньше. Напротив, они заполонили подземное пространство, словно вездесущая плесень, оккупировавшая заброшенный подвал.
Забыв о времени, ведомые любопытством и жаждой познания, исследователи наконец оказались в необычной пещере, напоминавшей полость глиняного кувшина, откуда брали начало несколько новых проходов. Это были уже не рукотворные штреки, по которым друзьям приходилось пробираться до настоящего времени, а рукава пересохших каналов, где по стенам некогда бежали неудержимые потоки грунтовых вод.
- А ведь прав был Михаил Александрович, высказав фантастическую гипотезу по поводу подземных лабиринтов (впрочем, она оказалась не такой и фантастической), – вспомнил Стас своего коллегу по экспедиции. – Действительно всё так и есть, – добавил он, проводя ладонью по шершавой стене пещеры.
- Посмотрите, сколько здесь нор! – воскликнул Гера, подойдя к одной из них и прислушиваясь. Откуда-то из глубин подземного мира доносились слабые звуки плещущейся воды.
- Это, наверное, река, – произнесла Лиза и задумалась.
Беспокойный день, начавшийся для путешественников ещё затемно, незаметно подходил к концу. Пришла пора задуматься о ночлеге. Расчистив территорию и сдвинув в сторону грибные россыпи, каждый подготовил себе место для отдыха. После неприхотливого ужина, состоявшего из мясных консервов, хлеба и сока, все улеглись спать. Хотя люди находились глубоко под землёй, холода или недостатка в кислороде они не ощущали. Насыщенный приятной свежестью воздух располагал ко сну. Утомлённый Лео, предварительно обнюхав все углы пещеры, забрался под бок уснувшему хозяину и, справившись наконец с надоедливой блохой, затих.

Ночь прошла спокойно. Ребята проснулись отдохнувшими и посвежевшими.
- Что за воздух! – произнесла Лиза, поднимаясь на ноги и расталкивая лежащего рядом Ника. – Такое ощущение, что я спала этой ночью в хвойном лесу. Голова лёгкая, мысли ясные. Кто-нибудь может объяснить, почему так? Мы же находимся глубоко под землёй!
- Я тоже сейчас подумал об этом, – Гера умылся из пластиковой бутылки и надел очки. – Возможно, эти грибы не только отличные осветители, но и замечательные кислородные генераторы. По-другому я не могу объяснить это явление.
- Всё, конечно, замечательно, – Стас взял один из приготовленных бутербродов, разлил по стаканчикам остатки холодного кофе и уселся на рюкзак. – Давайте лучше прикинем, как нам быть дальше, – он отхлебнул из стакана кофе и посмотрел на друзей. – Зашли мы достаточно далеко, но никаких насекомых, а тем более животных, нам так и не повстречалось, если не считать блох, замучивших Лео, - пёс словно понял, что разговор зашёл о нём, перестал чесать за ухом и принялся лакать налитую в вощёную тарелку воду. – Может, пора уже и к дому? Ещё неизвестно, сколько времени выкапываться придётся.
- Стас, неужели тебе совсем не интересно, что там дальше? – произнесла Лиза, состроив ехидную улыбочку.
- Мне, конечно, интересно, – ответил парень, потуже затягивая шнурки на кирзовых ботинках. – Ты же знаешь, какой я экстремал. Но с годами я всё больше становлюсь прагматиком, – он посмотрел на девушку и продолжил: – В этих подземных лабиринтах без специальной подготовки и снаряжения можно так заблудиться, что никакие спасатели не найдут. Да и кто знает, где искать? Твой руководитель? – Стас достал из рюкзака синюю бейсболку и натянул себе на голову. – Так он знает лишь название населённого пункта, куда мы отправились. И всё! Случись что, нас никто и не хватится. Тем более яма, которую мы выкопали, чтобы сюда забраться, обвалилась. Теперь вряд ли кто додумается искать нас именно здесь.
- Я не понял, приятель, ты что, собираешься удочки сматывать? – сквозь сон пробубнил Ник. – Или мне это приснилось? – он зевнул и снова забрался с головой под ветровку. – Выключите свет. Дайте ещё немного поспать.
Внезапно раздался грохот. Где-то случился обвал. Друзья приникли к отверстию в стене, из которого доносились звуки. Через мгновение послышались сильные всплески, словно огромные булыжники с большой высоты падали в воду.
- Вероятно, там существуют большие пустоты, – предположил Гера.
- Мне не терпится это увидеть! – возбуждённо заявил Жора, дожёвывая остатки бутерброда и вытирая руки зелёным носовым платком.
- Жорик, а зачем тебе на это смотреть? Такое явление может оказаться опасным! Ты не подумал об этом? – попытался вразумить друга Станислав.
- Да ладно, какая тут опасность! Я же не собираюсь лезть чёрту на рога. Для чего я вообще подписался ехать в эту дыру?! А? Я хочу зрелищ, Стас! Да, да! Именно зрелищ, а не только ползать на изодранных коленях по этим катакомбам. Представляешь, какая махина должна упасть, чтобы вызвать такой гигантский всплеск!
- Хорошо! Давайте договоримся чётко и определённо. Побудем здесь ещё до обеда, – Станислав посмотрел на свои видавшие виды часы, которые показывали четверть восьмого. – Если ничего не обнаружим, без возражений отправляемся обратно.
- Могу тебя разочаровать – я уже кое-что обнаружил! – возбуждённо произнёс Ник, быстро вскочив на ноги и стряхивая с себя какую-то гадость.
- Это же сколопендра! – воскликнула Лиза, бросившись за убегающим в гущу грибов насекомым. Наделенное множеством цепких лапок, отвратительного вида создание ловко забралось в кучку светящихся шаров и затаилось.
Лиза быстро раскрыла рюкзак. Достав пинцет и небольшую баночку, она умело подцепила насекомое и определила его под стекло.
- Круто! – произнесла девушка, радуясь первой находке. – А ты, Стас, говоришь, ничего нет. Смотри, какая красавица! – она поднесла банку с копошащейся там многоножкой к лицу парня и встряхнула. Мерзкое насекомое сразу засуетилось, зашевелило противными усами, безуспешно пытаясь найти выход из прозрачной западни.
- Она ядовитая? – спросил Жора, постукивая пальцем по стеклу.
- Конечно, ядовитая! – ответила Лиза и убрала склянку в рюкзак. – Но для человека её укус неопасен. Это можно сравнить с тем, как если бы тебя… ужалила пчела. Одно меня удивляет. Данный вид насекомых можно обнаружить на Кавказе, в Крыму, ну, в крайнем случае, под Ростовом… Но в Подмосковье! Это для меня ново. Насколько я знаю, такие сколопендры достигают размеров максимум сантиметров десять, а эта гораздо больше. Так что я не могу сказать с полной уверенностью, что укус именно этой особи несмертелен. Но лично для тебя, Жорж, у меня найдётся противоядие, – улыбнулась девушка, глядя на озадаченное лицо парня.

Продвигаться дальше стало легче. Люди шли по дорожке из обожженной глины, словно по заасфальтированному шоссе. Единственным неудобством для передвижения оставались грибы. Если кто-то из путешественников забывался, погрузившись в свои мысли, то возникала опасность поскользнуться и упасть.
Группа шла наугад. Петляющие, часто пересекающиеся тоннели сбивали с толку, вызывая дезориентацию в пространстве. Порой ребята обнаруживали свои же следы. Получалось, что они возвращались обратно, запутавшись в переплетениях диковинного лабиринта. Наконец разветвлений и тупиков стало меньше. Осталось несколько прямых тоннелей, размещенных в одном направлении и соединяющихся между собой редкими перемычками боковых проходов. Искатели приключений шли вперёд, перемещаясь из тоннеля в тоннель. Затем очередной коридор принял уклон и стал извиваться, словно запутанная нить. Угол наклона с каждым шагом увеличивался. Продвигаться дальше стало невозможно. Крутизна достигла апогея. Стас решил остановить группу, чтобы повернуть назад, но тут случилось непоправимое.
Замыкающий шествие Ник наступил на предательский гриб и, словно по маслу, скользнул вниз, подминая под себя россыпи светящихся шаров. Он не мог ничего исправить и мчался, кружась волчком, сметая всё на своём пути. И вот уже вся пятёрка в сопровождении испуганного пса устремилась вниз, на бешеной скорости, не имея возможности остановиться. Мелькавшие с неимоверной быстротой светящиеся шары проносились перед глазами ребят трассирующими линиями и быстро убегали вдаль, словно огни городского тоннеля. Это скольжение было сравнимо с неуправляемым спуском по закрученной трубе гигантского аквапарка. Сколько продолжался спуск – десять минут, полчаса или больше – в сложившейся ситуации уследить было очень трудно. Наконец вдалеке замаячило тёмное пятно, означавшее завершение тоннеля.
- Быстро освобождайтесь от рюкзаков! – изо всех сил выкрикнул Ник, избавляясь от ноши.
Таким образом скользящие странники оказались налегке. Черная дыра приближалась и с каждым мгновением увеличивалась в размере. Тупик это или обрыв, оставалось непонятным, но бесспорным было одно - это конец тоннеля.
Они падали с высокой скалы, в ужасе ожидая встречи с неведомой твердью. Люди тщетно цеплялись за воздух, беспомощно потрясали руками и ногами, а уши закладывал оглушающий рокот десятков срывающихся с большой высоты водопадов. Сильный всплеск, жёсткий удар о воду и несметное количество воздушных пузырей, пронзающих подводную тишину – это было последнее, что почувствовал Жора перед тем, как на его голову опустился тяжёлый рюкзак с провиантом.

Подёрнутые серой дымкой звёзды заполонили чёрное небо. Одни мерцали, словно крохотные светлячки, другие, угасая, исчезали из виду.
Жора лежал на большом валуне, запрокинув голову и разглядывая звёздное небо. Далёкие светила выглядели необычно – совсем не так, как раньше. Сознание парня постепенно прояснялось. Объятия прострации начинали ослабевать.
- Это же грибы, а не звёзды, – прозвучал его собственный голос, словно со стороны.
- Ну что? Очухался? – сказал Ник, не переставая пошлёпывать друга ладонью по упитанным щекам.
- Прекрати бить! Мне больно! – запротестовал парень. – Что со мной случилось? – произнёс он, опершись на локти и озираясь.
- Ничего особенного, – улыбнулся Ник. – Просто ты немножко умер, а мы тебя слегка оживили.
- Ты всё шутишь, – Жора недовольно посмотрел на товарища, – а мне сейчас не смешно, - сказал он, потирая шею.
- Ты изрядно нахлебался, Георгий, – произнесла полураздетая Лиза, отжимая промокший свитер. – Мы тебя едва откачали. Ты везунчик, парень. Считай, что заново родился.
- А где остальные? – с тревогой поинтересовался Жора, поглаживая подбежавшего Лео, который принялся усердно вылизывать лицо пострадавшего хозяина.
- Сердобольный пёс, – сказала девушка. – Когда мы вытащили тебя из реки, он начал метаться возле тела, словно хотел чем-то помочь. Потом видимо всё понял, уселся в стороне и, не отрываясь, смотрел, как мы над тобой измываемся. То искусственное дыхание, то массаж сердца. Слава богу, всё обошлось. Убедившись, что кризис для тебя миновал, Гера и Стас пошли по берегу осмотреться и набрать дров.
- Дров? Какие под землёй дрова? – недоумевая, произнёс парень, посчитав, что ещё недостаточно пришёл в себя.
- Скоро ты всё поймёшь.

Округа представляла собой подземный каньон с бегущей по дну широкой рекой. Её берега обрамляли замысловатые валуны и россыпи острых камней. Повсюду возвышались нагромождения высохших веток, стволов деревьев и прочего природного мусора. Высокие стены каньона, словно оспой, были испещрены дырами-каналами. Из многих вырывались потоки воды, питающие и неустанно пополняющие величественную реку. Всё это существовало под высокими сводами подземных пород, усеянных светящимися грибами.
Если взглянуть против теченья реки, грибное небо становилось менее насыщенным сияющими шарами, из-за чего окрестности выглядели мрачными и жутковатыми. И, наоборот, чем дальше взгляд устремлялся в сторону по течению, тем светлее и жизнерадостнее становилось вокруг.
- Всё в порядке? – спросил Стас пострадавшего товарища, бросая на землю вязанку сухих дров. – Ты здóрово нас перепугал. Я думал, тебе конец. Спасибо Нику! Его армейский опыт пришёлся кстати. Как самочувствие?
- Пока не пойму, – Жора резко повернул шею в сторону и та неприятно хрустнула. – Вот, теперь хорошо, – улыбнулся парень, поворачивая голову в разных направлениях, не ощущая при этом боли.
- И снова я вспомнил Михаила Александровича. Какой это все-таки умнейший человек! – произнёс Стас, обращаясь к Герману. – Это и есть тот «природный отстойник», о котором он говорил, – Станислав обвёл взглядом окрестности. – Весь этот мусор попал сюда вместе с талыми и сточными водами по скрытым каналам из глухих болот и лесных протоков. Трудно представить, но мы сейчас находимся под многокилометровой толщей земной коры! Кто-нибудь обратил внимание, – продолжил профессиональный геолог, – что вода в реке не ледяная, как это должно быть согласно её подземной природе, а немного теплая, словно подогретая?
- Ещё бы! – произнесла Лиза, доставая из рюкзака вымокшие вещи и раскладывая их на гладкие камни.
- А почему? – не унимался Стас.
- Ты думаешь, мы глупее тебя? – вмешался Ник. – Здесь повсюду полно гейзеров, – он окинул взглядом парящие берега, где временами прямо из-под воды взмывали в воздух фонтаны раскалённого пара и кипятка.
- А растительность!? Какое здесь обилие разнообразных мхов и лишайников! Это на такой-то глубине! – он провел ладонью по бархатистому камню, и в его руке осталась мягкая губка из темно-зеленого мха. А жучки-паучки разные! Смотрите, сколько их здесь. У Лизы и посуды не хватит, чтобы законсервировать всю эту живность, – Стас посмотрел на девушку, улыбнулся и принялся разводить огонь.
- Мне страшно, ребята, – произнесла Лиза. – Как мы теперь отсюда выберемся? – она посмотрела вверх, пытаясь отыскать среди большого количества каналов в скале именно тот, из которого они вывалились.
- Да…! – произнёс Гера. – Путь назад отрезан наглухо. Найти нужный проход нереально – один шанс из ста. Даже если гипотетически представить, что мы это сделаем, забраться на скалу, а затем подняться по кручёному склону, без снаряжения… Нереально.
- И что же делать? – Жора посмотрел на друзей, отказываясь верить в происходящее. Ему казалось, что сейчас кто-нибудь ехидно рассмеётся и скажет: «Да ладно! Это всё хохма!». Но этого не происходило.
- Есть какие соображения? – Ник обвёл друзей взглядом и остановился на фигуре Стаса. Он знал, что смекалистый товарищ наверняка найдёт выход из трудного положения, как это случалось и прежде.
- Что вы на меня уставились. Я не раз вам говорил: «пора возвращаться», – но кто меня послушался? А ты, Жорик, хотел зрелищ? Теперь насытился этим феерическим шоу под названием «Искры из глаз»?
- Ладно, Стас. Хватит прикалываться, – Жора, насупившись, потупил взгляд.
- Вот моё мнение! – Станислав пристально осмотрел каждого. – Воды у нас с избытком, – он поднял с земли небольшой камень и лихо запустил его в реку. – Провианта, если экономить, на неделю хватит. Благо нам удалось выловить все рюкзаки. На крайний случай придется есть грибы. Мы ведь ещё не знаем, съедобные они или нет. Если встанет вопрос, умирать с голоду или их попробовать, я выберу второе. И главное! Я считаю, надо обследовать этот подземный мир, насколько это будет возможно. Не думаю, что вход сюда, а стало быть и выход, только один. Нужно искать.
- Ну и…? – Ник не сводил глаз с друга. – Что дальше?
- А дальше… необходимо строить плот. Ведь куда-то эта река впадает! Если идти пешком, потеряем слишком много времени, а нам дорог каждый час. Естественно, передвигаться по реке гораздо быстрее. Если по пути попадётся что-то заслуживающее внимания, причалим и обследуем.
После такой убедительной речи возражений не последовало. Покончив с горячей пищей, приготовленной Лизой на костре по всем правилам походной кулинарии, все дружно приступили к возведению плота.
Строительство заняло сутки с учётом небольшого перерыва для сна и приёма пищи. К концу следующего дня (хотя привычной смены дня и ночи здесь не происходило) неказистая, но добротная конструкция спустилась на воду. Пока путешественники занимались строительством, они сделали немало интересных открытий. Одним из прочих оказалось наличие надоедливых москитов, которые безжалостно атаковали людей, мешая им работать. А недавно рядом со строительной площадкой пролетели две летучие мыши. Возмущённо попискивая, они пронеслись над самой водой и умчались вниз по течению реки.

Загруженное рюкзаками неоригинальное плавучее средство, управляемое неопытной командой, медленно скользило по водной глади. Русло реки часто меняло своё направление, неистово петляя средь клинков скалистых выступов, словно беспокойный полоз. Грибное небо (если так можно назвать каменную твердь, зависшую на большой высоте) с каждым километром пройденного пути становилось светлее и насыщеннее нежным ультрафиолетом.
Наблюдая за берегами, исследователи не раз замечали небольших животных, рыскавших у воды в поисках добычи. Таковой служила рыба, которая временами выпрыгивала из воды и, мастерски исполнив замысловатое сальто, завершала трюк внушительным всплеском. Часто рыба выскакивала на берег, а иногда умудрялась залететь прямо на плот, невольно пополняя рацион путешественников. Нельзя сказать, что рыбёшка была какой-то необычной. Она напоминала речную форель, но с отчётливо выраженными тёмными полосками на чешуйчатых боках, как у речного окуня. Вероятно, существовали и другие виды, но ребятам они пока не попадались. Страдающий от безделья Жора, вполне восстановившись после неудачного падения, придумал себе забаву и увлёк ею остальных. Правила игры оказались простыми. Нужно придумать название незнакомому предмету, существу, даже явлению, повстречавшемуся на пути, и, если это устраивало остальных членов группы, данное наименование и его описание заносилось в тетрадь, немного подмокшую, но годную к использованию. Таким образом у путешественников появился своего рода бортовой журнал, который исправно пополнялся путевыми заметками, а иногда и поэтическими строками. Например река, по которой сплавлялись люди, обрела мудрёное название - «Изнанка», символизируя собой исподнюю земных рек. Снующие по берегу забавные зверьки отныне именовались «столбянками». Они были похожи на сурикатов – «пустынный маленький народец» – и подолгу стояли на задних лапках, словно серо-коричневые шерстяные столбики, провожая взглядом проплывающий плот с невиданными существами на борту.
Небольшой залив с пологой площадкой на берегу, где ребятам однажды пришлось переночевать, назвали «Бухтой паники». Во время сна путешественников перепугала стайка разноцветных птиц, как ураган, налетевших на их пристанище. Пернатые были похожи на волнистых попугайчиков, отличаясь от них непропорционально длинным клювом, немного искривленным к концу. Одна птица опустилась на стоявший рядом с Жорой рюкзак и попыталась своим хоботком проникнуть в нос спящего человека. Почувствовав сквозь сон, что происходит нечто необычное, парень открыл глаза и, увидев, что кто-то пытается через нос высосать у него остатки мозгов, отчаянно завопил, переполошив весь лагерь. Экзотическая стайка сорвалась с места и быстро улетела, загалдев, словно кучка неугомонных цыплят.
После этого случая друзья часто подшучивали над толстяком: «Что же ты, Жорик!? Не дал птичке отведать своего нектара! Лишил пташку такого деликатесного лакомства!»
- Вы успели заметить, какие клювы у этих птиц? – возбуждённо воскликнула Лиза, после того как стая скрылась из виду. – Таким приспособлением невозможно клевать зёрна или ковыряться в падали. Его предназначение – вытягивать нектар из цветов, как это делают колибри. Но тогда тут должны произрастать соответствующие растения, а наличие такого рода флоры здесь под землёй – просто абсурд.
- Абсурд, говоришь? – произнёс Гера. – А грибы, заполонившие всё вокруг, не абсурд? А вся эта живность и многое другое, вольготно существующее под землёй, на многокилометровой глубине, это, по-твоему, в порядке вещей?
Лиза умолкла, не зная, что ответить.
Течение воды становилось быстрее. Плот уносило всё дальше. Русло реки сделалось прямым, как искусственно проложенный канал. В спокойную водную гладь смотрелись миллионы софитов, расположенных под сводами исполинской пещеры. Воздух значительно прогрелся и приобрёл аромат тропического леса. Вскоре вдалеке показалось большое светлое пятно, словно огромный киноэкран, расположенный за несколько километров от зрителя. Послышался отдаленный шум – слабый шепот приближающегося дождя.

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи