Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Александр Клименок - ДИСКУРС
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораАлександр КлименокПредыдущее произведение автора
Баллы: 2
Внесено на сайт: 06.07.2008
ДИСКУРС
«Не ожидал. Чтобы так сказочно гладко. Однако. Нет, естественно, я не стану отбрыкиваться от полудармовых приобретений, пусть это даже бывший интернат, однако… Однако-однако, – что ты заладил, как старый ростовщик, перед изумрудом в две тысячи карат. Два года назад ты ел макароны с хлебом, был должен даже киоскеру, а разболтанный каблук на правом ботинке попеременно скользил в разные стороны – словно язык высовывал». - Этот неслышный монолог вел сам с собой Кречетов – прежде неплохой художник-портретист, а теперь, по воле судьбы, удачный делец тридцати трех лет от роду.
Весна входила в замечательную пору: воздух, парной, но еще не перегретый солнцем, обволакивал город нежной вуалью. Прохожие безотчетно улыбались и нравились сами себе. Последние черные ошметки снега стыдливо прятались под стремительно зеленеющими кустами.
Кречетов лениво пытался придраться к внешнему виду своих великолепных крокодиловых полусапог. Не вышло, и он по-детски показал улице язык.
«Больше никаких ботинок Pakerson. Пора соответствовать. Я перепродал обалденное здание. Практически идеальное, двухэтажное. Бордового цвета, как волосы Светкины… Да, женушка, сюрприз тебя ожидает… Купить цветов завтра по такому случаю. Сразу по приезду. Розы и деньжищи, а? Елы-палы! Я - хозяин. Двух. Автосалонов. И у меня. Каждый месяц столько-о-о… - Он резво запахнул полы расстегнутого кожаного плаща – предмета особой гордости. – Да будет так. Отныне и навсегда. Эй, там, наверху, спасибо».
«Похож на мальчишку. Вопреки дурацкому костюму и громоздкому плащу. Взъерошенный. В глазах искренняя радость. Поднял голову и губами шевелит. Ненормальный. Весну почуял. Батюшки, чудак. Редкое явление для современного недомаскулинума», - размышляла молодая особа, неспеша рассматривая Кречетова.
«Приближается. С виду обычная. Джинсово-бейсбольная. Года двадцать три. Стоп-стоп. Что-то в ней есть. Ишь ты, бейсболку – прочь, на ходу – красиво! Щеки подставляет солнцу. Поочередно. Умиленный взор, маленький лоб – прямо героиня Ренуара. Тонкие руки, волосы, убранные назад, в тяжелый хвост. Золушка из Иногородья. Типичная провинциалка. Хотя, не совсем. В толпе не теряется. Студентка, наверное. Довольно привлекательна. Вот что! Я сегодня исключительно добрый. Приглашу девчонку скоротать вечерок. Пусть потом подружкам похвастается».
- Извините, у меня тут транспортное средство рядом. Джипик. Не желаете прокатиться?
- Здравствуйте, незнакомец. А вы не очень оригинальны.
- Нну, время нонешнее зело суетно, потому…
- Не надо лабазной архаики. Давайте, пройдемся. Весна. – И смело взяла его, опешившего, под руку.
«Духи приятные, - подумал Кречетов, внезапно теряя дар речи. - Дорогие. А я нелепо себя веду. Ренуар хренов».
…Болтали о ранних почках, кинопремьерах, преобразившемся центре города. Одним словом – ни о чем.
Прошло полчаса. Оба замолчали и продолжали идти – неторопливо, едва ли не в ногу – словно пожилые супруги. Девушка изредка усмехалась, как бы прислушиваясь к собственным мыслям.
Когда они опять решили заговорить, то сделали это одновременно. И облегченно рассмеялись.
- Меня зовут Леонид, - слегка тушуясь, бросил Кречетов. – Вы студентка?
- Регина, - просто произнесла новая знакомая. – И предлагаю на «ты».
- Ладно, - протянул Кречетов. И все-таки? Какой вуз?
- Институт находится в другом городе, правда, я не студентка. Но к учебному процессу имею непосредственное отношение.
«Типичная лаборантка. Со стажем в десяток дней», - немного разочаровался Кречетов.
Спонтанно повернули на аллею, по обеим сторонам которой сгрудились клены.
- Придет лето, и клены примутся протягивать ладони. Людям. Которым все равно. Пустые лица, порожние стремления. Жаль, но мы теряем души, - тихо добавила девушка.
- Слишком много ладоней. Устанешь пожимать. Даже если ты сторукий клен. Кроме того… Воздух нынче не тот, - Кречетов нахмурился. – Знаете… Знаешь, я немножко соображаю в живописи. Так вот, время разудалое просочилось и туда. В чем выражается? Пожалуйста. Картины современные хочется пробовать на зуб. Нет, честное слово, я хочу подходить к ним близко, трогать холсты, ощущать фактуру, глубину соизмерять, перспективу. Точно у прилавка с мясом. Может, прицениваюсь?.. – Он застегнул плащ. - Тогда пиши пропало. Потому, что необходимо чувствовать, а не рамы оглядывать. – Кречетов остановился и конфузливо бросил:
- Разошелся я. Может, по коктейлю? Извини.
Регина ничего не ответила. Она искоса наблюдала за Кречетовым – раскрасневшимся и взбудораженным.
- Ты художник? – спросила девушка после паузы.
- В прошлом. Позвольте представиться, буржуй. Нувориш. Между прочим, разница в содержании невелика. – Кречетов наигранно вздернул подбородок. – Так же по ночам успокоиться не могу, когда цифирь за день не вытанцовывается. Параллели очевидные… Представь, однажды картина меня измучила. Там двое влюбленных… и она спит в его объятиях. Передний план. Долго пришлось мучиться, пока объятия выписывал. Оказалось, спонтанность отношений, их некую рефлекторность неимоверно трудно показать. Момент взаимной сопричастности…
- Что-что? - Регина вскинула брови. – «Спящая в объятиях?» Так это ты? Выставка в Архангельске… Ты Кречетов?
- Был Кречетов. Да испарился – огорченно вздохнул Леонид. - «Спящая» – единственная правильная вещь. До сих пор помню, насколько хорошо и по-настоящему я себя чувствовал около этой картины. Понимаешь? Эгоизм и нищета одиночества в момент улетучивались.
Неожиданно стемнело. В перекрестье разномастных огней они прошли, вероятно, километра три – и не заметили. Похолодало.
- Леонид… - Регина прикоснулась к его запястью. – Зачем же ты несчастлив? Зачем не живешь там - в начале девяностых, в мастерской, пропахшей олифой и красками?
Кречетов натолкнулся на ее жалостливые глаза и впервые после большого перерыва ощутил стыд и отчаянную горечь.
- А не согреться ли путникам прекрасным грогом?! – воскликнул он зло. – Тут недалече есть где! А? И повод вполне: позавчера родился выгодный договорчик, - хвастливо отчеканил далее. - Сто тысяч зеленых американских талеров упали на персональный счет вашего покорного слуги. Деньги – гадость, но гадость приятная. Эх, девочка, по сути – лучшее творчество для мужика – обилие бумажек с нулями. Пусть и полученных в обмен на дом, из которого выперли детей.
Регина убрала руку и как-то съежилась. В глазах ее промелькнула досада.
- А куда выперли?
- Не знаю. Черт побери, и не хочу знать… - Кречетов медленно рылся в карманах. – Прости, совсем забыл, тут к партнеру обещался. Тебя подвезти?
- «Спящая в объятиях». Где она сейчас? – тихо спросила девушка.
Кречетов недобро улыбнулся:
- Так с нее все и началось. На той самой выставке подошел ко мне солидный дядя с бакенбардами, представился давним почитателем, собирателем и протчая. Картина ушла за… Неважно, за сколько. Предыдущий-то период моего существования был очень тоскливым, каждый рубль приравнивался к празднику. А тут – хорошие деньги. Эквивалент. Но главным в истории явился финал. По случаю, оказался я в центральном автосалоне города. В зале с образцами красочно материл менеджеров толстяк. С бакенбардами. В просторном пиджаке. Поигрывая ключиками. Босс, да и только. А на стене, над его башкой висела…
- Дальше рассказывать не обязательно, - перебила Регина.
- Согласен. Маленькая деталька на прощание. Хозяин фирмы сегодня – я. А полотно пришлось уничтожить. Издержки дипломатии…
- Я уже пришла. Процедура провожания отпадает. – Девушка шагнула в тень и стала похожа на привидение.
Кречетов в свете фонаря казался восковой скульптурой.
Расстались без сожаления и телефонов.
…По переулку мягко плыл бордовый Mustang Convertible. Потом автомобиль выехал на широкую улицу и повернул в сторону аэропорта. За рулем сидела молодая женщина. В полумраке салона слышался ее приглушенный голос:
- Виктория, выступление в институте переношу на среду. Еще пометь. Пусть Стивен позвонит мэру. Окончательная сумма, выделенная мной на учебный центр для детей-сирот, - восемь миллионов долларов. С учетом художественной школы, разумеется… И распорядись насчет самолета. Вылетаю через час. Пока.

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи