Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Ольга Чибис - Набор для написания расказа
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораОльга ЧибисПредыдущее произведение автора
Баллы: 1
Внесено на сайт: 28.03.2008
Набор для написания расказа
Конечно, встретить Новый год со своими Даше хотелось бы. Даже очень. С одноклассниками, дома у Ленки, тем более что они всей компанией решили подготовить “показательный” вечер. Каждый пообещал похвастаться чем-нибудь "творческим": одна свои рисунки притащит, другая станцует, третий мимическую сценку разыграет... Но Даша пойти не сможет. Как она маму одну оставит? Да и, честно-то говоря, ей самой на таком вечере блеснуть решительно нечем. Талантами она, из всех единственная, никогда не отличалась. Вот разве что на коньках хорошо бегала - но коньки же с собой не поволочешь! Ну и ладно. Даша вздохнула, решительно отказалась от Ленкиного приглашения и положила трубку. Вполне можно обойтись без новогодней компании, без Ленкиного балета и Вовкиных виршей.
А пока надо маме подарок найти.
Под ёлкой сидела кошка, вздрагивая всякий раз, как радио начинало надрываться: “До Нового года меньше недели! Время загадывать желания – не пропусти момент!”
– Ну, загадаю, допустим, - фыркнула Даша. – Хочу, чтобы, как раньше, на праздник - всем вместе! И чтобы талант какой у меня вдруг открылся! А мама купила бы новое платье!.. Ну? И что толку? Правда, Умочка?
Киса фыркнула и принялась умывать белоснежную мордочку.
Да нет, всё к лучшему. Хорошо, что Даша останется с мамой. Дом – это все-таки дом. К тому же Ленка наверняка расхвастается новым прикидом, а Вовка Шанин будет подмигивать Даше и травить анекдоты про блондинок. А уж эти его нуднючие стихи, лямур-тужур-гламур… Поэт, понимаете ли… пластмассового века.
Даша вышла в Интернет, нашла нужный магазин и привычно принялась перелистывать страницы в рубрике “Хобби”. Мама любила вышивать, причем по готовым наборам - в такие входят уже и схема, и нитки, и канва, и иголка. Как шутила мама, “наборы для ленивых и безруких”. На вопрос, зачем же тогда вышивать по чужим схемам - это ведь не творчество, она добродушно разъясняла: “А творчество не только созидательное бывает, но и воспроизводящее. Иначе великие пианисты, например, тоже люди не творческие, раз по чужим нотам играют”… А кроме того, считала она, стоит изменить в наборе хотя бы одну детальку - канву взять другого цвета, сделать пару лишних стежков, раму под готовую вышивку подобрать оригинальную - и картинка сразу же изменится. Заиграет по-новому, станет только твоей.
– Так, наборы для вышивания, значит, - бормотала Даша, по привычке обращаясь к кошке. - Вон их сколько! Для вышивания крестом, и гладью, и бисером… И сюжеты какие хочешь: кошки с мышками, осень с весной, груши с яблоками, самураи с гейшами… Мама вроде намекала, что ей лебеди на пруду нравятся. А еще тут - смотри, Умка, - наборы для бисероплетения, наборы для раскрашивания, для тиснения по меди… Попробуй выбери! Особенно когда с деньгами того… кошка наплакала… А вот новинки какие-то… Смотри-ка, спецпредложение! Наборы для написания рассказа.
Дашка моргнула. Да, именно “наборы для написания рассказа”. Предновогодний розыгрыш? На страничке красовался только один пункт. Даша ткнулась в описание. “В набор входит подробная инструкция и все необходимые именно для вашего рассказа составляющие” .
– Цена… цена ничего себе так, умеренная. Как раз столько останется, если маме тот симпатичный наборчик купить, с лебедями...

С трудом дождавшись, пока уйдет парень с растрепанной белой бородищей и в красной шапке набекрень (нет, ну додумались же! курьеров Дедморозами рядить! вот им “удобно”-то, бедным, по городу таскаться), зачем-то начавший долго и нудно ее поздравлять “с наступающими”, Даша шмыгнула с свою комнату и прикрыла дверь.
Елка задорно подмигивала игрушками, Умка нежилась на батарее, мама чем-то гремела на кухне. Даша быстро разорвала картонную упаковку, вытащила пакет с мамиными лебедями, полюбовалась секундочку и сунула в “тайник”, за аквариум. Второй набор был упакован в продолговатую коробку, простенькую, безо всякой картинки… Внутри Дашка обнаружила три предмета, плотно завернутые в яркую бумагу. Поверх лежала инструкция: “Набор состоит из трех элементов, которые помогут Вам написать вступление, проработать конфликт (в его развитии), а также развязку Вашего рассказа. Шаг 1. Возьмите элемент 1...”
Так! Вступление, значит… Даша оглянулась на дверь и зашуршала оберткой. Умка спрыгнула с батареи и лениво подошла поближе. Скомканная красная бумажка полетела на стол, и в руках у Дашки оказался… мячик. Маленький поролоновый мячик, какими любят играть кошки. Розовый. Упругий… Никакой! Умка штук двадцать таких заиграла. Размахнувшись, Дашка запустила его в диван. Так и есть, чьи-то предновогодние шуточки, и не слишком-то, кстати, остроумные.
– “Написание”! Слова, что ли, получше подобрать не могли? Конфликт, понимаешь ли, развязка-завязка… Совсем мозги запудрили! Можно подумать, это так просто – сесть и написать вступление! А начать-то с чего? Жила-была в замке прекрасная королева?
Тум! Даша повернула голову. Шторы развевались, на елке дрожала мишура… А за мячиком вовсю гонялась Умка, словно вспомнив свою кошачью молодость: подкидывала лапами, кувыркалась с ним в зубах, гоняла по всей комнате, как хоккеист… Вот уж действительно, новогодний сюрприз: года два как кошка обленилась и окончательно перестала играть, а тут – уши прижаты, глаза бешеные… Валерьянкой этот мячик, что ли, намазали? Дашу разобрал смех, и она начала хлопать в ладоши: “Шайбу! Шайбу!” А затем… затем резко крутанулась на стуле, включила компьютер и торопливо начала набирать:
Кошка играла мячиком. Она всегда любила играть мячиками, еще с тех пор, как она была совсем маленьким котенком, она очень смешно и громко мяукала, когда мы ей их показывали, и мы называли их "мяучики". Мы тогда еще жили все вместе. Когда мы нашли ее у нашего подъезда, она была голодная и больная и очень громко мяукающая, а хвостик у нее был совсем облезлый…
Умка продолжала буянить, носясь кругами и высоко подпрыгивая. Дашку лихорадило. Она даже дрожала немножко!
Мы вылечили ее и назвали ее Умка, потому что она была очень умная и очень хорошо умела слушать, и она осталась жить у нас. И она сразу стала иметь большую роль для нашей жизни…
Как много можно рассказать о кошке! Как она охотилась за Дашкиными ногами, как “помогала” маме мыть посуду, а папе – сколачивать ящики для обуви, как скучала и ждала под дверью – когда они все вместе выезжали на пикники, ходили в театр или на лыжные прогулки… Нужные слова брались из ниоткуда и сами складывались в гладкие, упругие фразы, скрепленные одна с другой подобно звеньям маминой золотой цепочки...
Бу-бух! Дашка, подскочив, взвизгнула. Ёлка лежала на полу, распластавшись, как морская звезда, а среди блестящих осколков била хвостом Умка, пытаясь выцарапать из мишуры "мяучик".
– Дашуня, что у тебя тут? – На шум, конечно, прибежала мама. – Ох, боже мой, Умка!
Кошка, не обращая ни на кого внимания, продолжала добывать “дичь”.
Мама немедленно принесла веник с совком, шлепнула кошку и начала собирать разбитые игрушки.
– Сиди где сидишь, - велела она Даше, - а то еще разнесешь по всей комнате.
Даша восторженно кивнула:
Мама все умеет делать сама, даже новую люстру сумела повесить. С тех пор, как год назад, прямо перед Новым годом, от нас ушел папа, все очень сильно изменилось, и теперь мама все делает сама, даже отодвигает диван, когда нужно достать из-за него что-нибудь, какую-нибудь завалившуюся за него вещь, поэтому смело можно сказать, что мама представляет из себя золотые руки…
Мама собрала крупные осколки, свернула кольцами “дождик” и мишуру, подняла елку, пропылесосила пол и унесла пылесос из комнаты.
– Ты уже? – крикнула Даша.
На колени ей мягко прыгнула Умка, вволю наигравшаяся мячиком и набоявшаяся пылесоса.
– Ну вот, - Даша почесала ее под подбородком, - вступление у нас есть. Да какое! Тебе нравится?
Умка неопределенно муркнула.
– А это ведь совсем не сложно. Просто пиши, что видишь, и все. И будет тебе вступление. Ну хорошо. – Даша откинулась на спинку стула. – А что же дальше? Теперь нам, кажется, нужно конфликт сочинить. Вот конфликт – это да. Совсем другая задачка! Попробуй-ка из ничего конфликт завязать! – Она подцепила одним пальцем инструкцию и, уложив ее кошке на спину, прочитала: - “Возьмите элемент 2…” Беру. Завёрнут в жёлтое. Совсем другая форма… И какой странный!
– Дашуня, тебе теперь снова ёлку наряжать, - предупредила мама, заглядывая в комнату.
– А ты случайно не знаешь, что это? – Дашка протянула ей “второй элемент” – непонятную штукенцию – черную, резиновую - на деревянной ручке.
– Это вантуз, - мама задумчиво повертела его в руках. – Откуда он у тебя? Наш, кстати, куда-то пропал, давно уже собираюсь купить, да руки никак не дойдут…
– А для чего он? – не поняла Дашка.
– Ты что, правда вантуз ни разу не видела?
Трили-трили-триммм! Звонок в дверь обрушился на них как гром средь ясного неба – в более или менее прямом смысле.
– Кто там? – удивленно крикнула Даша, впереди мамы выбегая в прихожую. Следом неслась Умка.
– Сосед снизу! – пробасил сердитый голос. - Вы нас заливаете!
– Ой, Дашка! – всполошилась вдруг мама. – Белье! – И вместе с вантузом унеслась в ванную.
Сосед продолжал трезвонить, и Даша открыла дверь.
– Извините, пожалуйста! – затараторила она, разглядывая нестарого еще мужика, по-домашнему встрепанного и в синем свитере. – У нас просто кошка ёлку опрокинула, и, пока мы убирались, у нас белье убежало… то есть вода вылилась! Из ванной!
– Из ванны! – сердито поправил мужик. – Давайте скорее, у нас уже с потолка капает! Девочка, помогла бы матери! - Обогнув Дашины ноги, из квартиры выбежала Умка и уселась прямо перед ним, на коврике, аккуратно обернувшись пушистым хвостом. – Это ты елку опрокинула? - сбавил тон сосед. – Какая вредная кошка!
– Мррр, - подтвердила Умка, щуря янтарные глаза.
– Я, конечно, виновата, - в коридор выглянула мама, как была, не разгибаясь и с мокрой тряпкой в руке, - но не надо кричать на ребенка! - Она терпеть не могла, когда Дашку кто-нибудь начинал воспитывать! Или Умку. - А кошка тут вообще ни при чем! А вы, чем стоять как столб, помогли бы лучше сами!
– Я?! - заморгал сосед.
Мама выпрямилась, держась за поясницу.
– Ладно, это я так, - совсем другим голосом сказала она, убрала за уши капризные каштановые прядки, одернула кофточку. - Извините, я сейчас все уберу...
Сосед решительно хмыкнул, отодвинул Дашу с дороги, и, осторожно перешагнув через кошку, направился в ванную. Мама, растерянная, топталась в коридоре, разглаживая складку на юбке.
– У вас тут небось засор, - донеслось из ванной. - У моей матери такое тоже часто случается. Скажите мужу, пусть обязательно прочистит.
– Я не замужем... уже… - Мама покосилась на Дашку и густо покраснела.
Даша перевела дыхание. Вот это конфликт! В развитии... Подхватив кошку, она улизнула к себе. Да, ей было стыдно бросать все на маму. Но желание вновь нырнуть в слова и понестись по течению перевесило.
– Вантуз есть? - донеслось до нее уже из-за двери. – Давайте, я прочищу…
Дашка метнулась к компьютеру и скорее взгромоздилась на стул.
– Вот Вовка Шанин удивится! Рассказ – это не какие-нибудь там стихи! Не розы на морозе и не кровавая любовь, правда, Умка?! – она возбужденно потрясла кошку. – Я не литературу пишу – я пишу жизнь!
Умка фыркнула и деликатно попыталась освободиться. Но Даша только крепче прижала ее к себе подбородком и забарабанила по клавиатуре:
И вот однажды так получилось, что мама из-за мяучика затопила соседей снизу. Соседи снизу были очень хорошие люди: старушка Марья Сергеевна и еще ее сын. Только сын с ней не жил, а приезжал к ней на всякие праздники, зато она часто о нем рассказывала. Когда случайно встречала соседей у лифта, на первом этаже. Ее сына звали Геннадий, и он был неженатый, и это очень расстраивало Марью Сергеевну, потому что она очень любила детей. А еще он был начальник на стройке. У него были черные волосы, и он не носил очки и не сутулился, а мама часто говорила, что в мужчинах ей не нравятся три вещи: очки, сутулая спина и ранняя седина...
– Ну вот... - Дашка добросовестно записала все, что знала про Марью Сергеевну и ее сына. - Может, это пока не шедевр, зато все прямо как в жизни! Наш Василь Васильич на литре, когда классику похвалить хочет, всегда говорит: "Это жизненно!" Эх, Умка... Мы с тобой теперь столько всего понапишем! – Она ласково подергала спящую кису за ушко. – Я теперь только на такие наборы копить буду! Ой… А если… а если новых наборов не появится?! – от волнения Дашка заерзала. - Вовка вон стихи с первого класса пишет, Ленка балетом с шести лет занимается, а мне только в четырнадцать повезло! Слушай, Умка... – Кошка во сне дернула ухом. - А что если я еще один такой же наборчик прикуплю? Ведь не повторится же все, как в первый раз! Ну точно! Какая разница, какой набор – все равно о жизни буду писать, а жизнь, она всегда-всегда разная! - Кошка сладко зевнула, показав белые зубки. - Слушай, Умка, а почему так тихо-то? – озадачилась наконец Дашка. – Где все?..
На кухне мама и Геннадий пили чай. С конфетами, припасёнными для новогоднего стола. Мама успела переодеться (в любимый бежевый костюм “средней нарядности”), причесаться и даже, кажется, надушиться. Дашка недоверчиво принюхалась. Умка тоже.
– Отпусти кошку и садись с нами, - улыбнулась мама. – Геннадий Иванович нам и ванну прочистил, и раковину на кухне!
Вид у мужика был смущенный и довольный одновременно.
– Мры! – одобрила Умка и стекла вниз по Дашиным рукам, чтобы потереться о ногу соседа, всем своим видом показывая: “А еще он кошек любит!”
– Я лучше пойду… - Дашка пятясь вернулась к себе.
И мама с соседом Геннадием, вернее, не совсем соседом, а сыном соседки Марьи Сергеевны, подружились на почве вантуза...
Перечитав написанное, Даша нахмурилась. Встала перед скособоченной ёлкой и принялась расправлять ветки.
– Это что же получается - я маме кавалера сочинила? Ничего не понимаю! - пожаловалась она вернувшейся Умке. - Это я пишу жизнь или... или она меня пишет?!
Вместо ответа Умка выкатила из-под стола "мяучик" и обернулась вокруг него сердечком, приготовившись вздремнуть.
– Ты, как всегда, права, - признала Даша. - Надо дописывать. В любом случае! Тем более что конфликт-то уже закончился! Заключение осталась. Где там наш третий мяучик, то есть элемент? – И последний сверток из набора зашуршал у нее в ладони. Легкий, тонкий, как если бы в блестящую синюю бумагу завернули носовой платок.
И тут Дашке стало страшно. Вернее, не по-настоящему страшно, но боязно! Как-то уж больно быстро все происходило. И в рассказе, и, главное, в жизни. Прямо чудеса какие-то скороновогодние.
– А может, мне что-нибудь изменить, по-своему сделать? Вот как мама в своих наборах! Помнишь, она ёжика на зеленом фоне вышила - вместо белого. И зима на картинке превратилась в весну! Но мама-то знала, что делала, – объяснила Даша то ли Умке, то ли себе. - Она же давно вышивает… А я – как я сама рассказ закончу? Или, может, уже готовую часть переписать… какую-нибудь? Но как?! И вдруг только хуже сделаю? Маме жизнь испорчу и вообще? - Кошка сонно потянулась, выпустив коготки, и приоткрыла глаз. – Или вот “элемент” этот третий - ну, открою я его… А вдруг рассказ-то допишу, а потом пожалею? Вдруг мама за этого Геннадия замуж соберется?!
– Пфе, – добродушно сказала Умка.
– Да, точно. Может, оно и к лучшему будет? Снова смеяться начнет, одежду яркую носить, ходить в парикмахерскую… Папа-то все равно не вернется, ежу понятно. А если не лучше?! Если он противным окажется, Геннадий этот? Ну вот как тут разобраться, Умочка?
– Мрык, - посоветовала Умка, снова прижмуривая глаз.
– Да что это я! – возмутилась Дашка. – Можно подумать, от него и правда что-то в жизни зависит, от набора этого. Или зависит?! Что “мрру”? Уже сама не знаю, чего боюсь. Это всё Новый год. Раньше я так в него верила, в чудеса там всякие – помнишь, Умка? – пока папа не ушел. Мы ведь и тебя перед самым Новым годом нашли. – А до этого Дашка целый год упрашивала родителей подарить ей котёночка. - Вот ты – настоящее чудо! Не какой-то там поролоновый мячик с вантузом… - Дашка схватила Умку и прижала к себе, вместе с “мяучиком”.

На кухне мама, напевая, вытирала со стола.
– Ёлку я нарядила, - сообщила ей Дашка. - Мам, тебе такое нужно?
– А что это? – Мама развернула загадочный синий сверток-конвертик. – О, подарочная упаковка! Да еще два листа. Очень кстати. Ты знаешь, Дашунь… Геннадий Иванович нас к себе на Новый года пригласил. И мама его звонила, тоже приглашала. Очень милая старушка. Может, пойдем? – Мама с робкой надеждой посмотрела на Дашу.
– У нас же подарков нет! – Больше Дашке в голову ничего не пришло.
Оказалось, у мамы уже всё продумано. Геннадию Ивановичу она подарит туалетную воду, дорогую, французскую (“В прошлом году еще покупала, но папа-то… и неизвестно, когда приедет)”. Вот в эту самую бумагу, сиреневую, она подарок и упакует, в самый раз будет. А Марье Сергеевне завтра Дашка что-нибудь купит – конфеты или цветок в горшке. И тоже упакуют красиво, вот в это розовенькое, с ромашками.
– А я себе, может, костюмчик какой присмотрю, вечерний, или платьице… Целый день еще впереди – успею.
– Только поярче, - предупредила Дашка, вздыхая. Хитрый ход конём не сработал: переложить ответственность на маму не удалось. Все равно, получается, Дашке решать придётся, как дальше быть и что делать. - Ну… ну ладно, - уступила она.
Мама обрадовалась, хотя и постаралась этого не показать. А ведь Даша могла бы, пожалуй, теперь отпроситься в компанию к Ленке… Нет. Одна мама точно никуда не пойдет – застесняется. Иначе сама предложила бы это Дашке. Да и рассказ еще не дописан.
– Только пусть уж лучше они к нам приходят! – поставила Даша условие. Вдруг ей компьютер срочно понадобится? - Мам, а ты в чудеса новогодние совсем-совсем не веришь? – уже уходя, спросила она небрежно.
– Верю, конечно, - улыбнулась мама. – Зачем же себе в чудесах отказывать? Деда Мороза вот только жалко. Нелегко ему с нами: сами себе праздники портим. И жить ему скоро негде станет, бедному: даже на Северный Полюс люди забрались...

На столе сидела Умка и смотрела в экран компьютера.
– Интересно?
– Мырк, - подтвердила киса.
И они решили отметить Новый год все вместе.
– Ой, Умка! – спохватилась Даша. – Мы же название не придумали. Ну-ка, подвинься. – Кошка спрыгнула ей на колени. – Как бы его назвать-то? “Мяучик для кошки”? Не то. “Новогодние сюрпризы”? Банально, да и Новый год еще не наступил. “А был ли Дедушка Мороз?”? Нет, что-то эдакое напоминает… А может, “Где же ты, Дед Мороз”? Да, точно, пусть будет “Где ты, Дед Мороз?”. И по-новогоднему, и прикольно. Вот. А самый-самый конец потом допишу. Когда праздник отметим. Я ж не знаю пока, чем все закончится! А в инструкции больше ничего нет.
Кошка сладко зевнула.
– И я тоже, - согласилась Даша. - Уфф, как же я устала! Знала бы, что это самое “написание” так выматывает - ни за что б… А вот кстати, давай-ка посмотрим, вдруг уже новые наборчики появились! - Даша защелкала “мышкой”. - Ну вот, я так и знала! “Нет на складе”! Конечно, уже раскупить успели. Такая вещь! - Кошка сочувственно лизнула ее в плечо. - Ой, Умка, смотри-ка! Еще одна новинка! - Дашка заерзала от нетерпения, не в силах дождаться, пока откроется нужная страница. – Видишь, Умочка? “Набор для доработки и редактирования рассказа. В трех частях. Цена…” - Дашка пискнула. – Ну вообще-е-е…
После чего перечитала рассказ “Где ты, Дед Мороз?”.
Странное дело: теперь он не показался ей таким уж гладким и жизненным. Тут и там, как торчащие сучки, выпирали незаконченные мысли, а кое-где зияли белые пятна недосказанностей. Да и предложения некоторые… того-этого… вряд ли учитель русского пришел бы от них в восторг. Как всё-таки правильно – “представлять из себя” или “представлять собой”? И можно ли представлять собой руки, хоть бы и золотые? Даша занервничала и принялась стучать по клавишам, пытаясь исправить хоть что-нибудь. Она убирала слова – и вставляла новые, укорачивала предложения – и вписывала в них обороты еще длиннее, переставляла абзацы – и возвращала всё на места…
– А хорошо, что я завтра к нашим не пойду. Лучше попозже им показать, да... Слушай, Умочка, а вдруг им про маму неинтересно будет? Может, мне из нее всё-таки королеву сделать? А из Геннадия тогда кого? Короля? Рыцаря? – Глаза у нее не то слипались, не то слезились, а спина затекла. Было полдвенадцатого. Мама уже легла, и даже Умка успела сбегать по своим делам и вернуться к Даше на колени. - Правда, тогда совсем уж не жизненно будет. Тот же лямур, что и у Вовки.
Даша переключилась на страничку с Интернет-магазином и новыми глазами глянула на “Набор для доработки и редактирования”.
– Думаешь, надо брать? Чую, придётся срочно добывать деньги…
Кошка вытянула лапу и лениво закогтила “мышь”. Строчки на экране убежали наверх, и Даше на глаза попалось окошко: “Те, кто смотрел эту страницу, затем купили…" Дурацкий, вообще говоря, раздел. Очень редко в нем можно найти и впрямь что-то путное - на нужную тему. Но Дашка все-таки зашла.
И там тоже красовался только один вид товара. “Набор для уничтожения негорящих рукописей"...

И били куранты, и взрослые пили шампанское, а Даша – газировку, и на столе возвышался роскошный букет из роз, и мама была в красном платье, и все обменивались подарками (маме очень понравился наборчик с лебедями, а Геннадий Иваныч, как оказалось, даже для Умки очередной мяучик припас); и Дашка ежеминутно бегала проверять, не пропал ли еще со склада тот заветный набор в трех частях – Геннадий обещал подарить сразу после праздника…
А в Дашиной комнате перед компьютером сидела Умка и довольно жмурилась.
Время от времени на экране проступало белоусо-белобородое лицо с лукавинкой в молодых глазах - и подмигивало кошке. И Умка подмигивала в ответ.
Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи