Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Ро - Летучий Голландец
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораРоПредыдущее произведение автора
Баллы: 0
Внесено на сайт: 06.07.2007
Летучий Голландец
Кто сравнил неудачную встречу сердец с утлым челном любви?! Он? Значит, он никогда не видел этого корабля!
Как говорил, весною распускаются не только листья и зеленеют лужайки. Весна – время встречи сердец. Именно тогда-то и приключается со мною эта нелепая история.
Я достаточно глуп, здоров и привлекателен. Потому посадка на корабль любви происходила резво и на крылах, которым позавидовал бы сам Пегас. Наверное, к этому дню я все же заслужил долгожданный билет, изучая украдкой не только ресницы прелестниц.
Увидев ее, я сразу понял, как была ничтожна и мелка моя жизнь. Настоящее прозябание, несмотря на все старания позитивной психологии и солнца. Для Полноты Бытия требовалась Она. И, не веря в удачу, перебарываю скромность нарочито уверенным голосом.
Что такое вторая половина? Это больше чем пропуск на задние ряды кинозалов. Это райские кущи здесь и сейчас. «Долой дрожащие колени!» - говорю себе с успехом и верой, которым позавидуют и святые отшельники. Ведь речь о единении свобод, что рождают захватывающее дух пространство воли. На иной вкус говорю чрезмерно патетично и чуток практично. Впрочем, к чему приводит небрежение отточено зорким взглядом скаредника, узнаете дальше.
Что до девицы, которая достойна восхищения, то повстречал ее и влюбился без лишних умствований с той мгновенностью, что подчеркивает чистоту моих устремлений. Казалось, вот Она – совершенство. Тому много веских доводов!
Как сейчас вижу. Поглощаю огромную кунжутно крапчатую булку, в чьих недрах спрятана зелень и обильно приправленное специями мясо, с той непосредственностью, какую всегда может позволить крепкий желудок и отсутствие строгих воспитателей. Взгляды поваров и официантов скользят по мне, как по давно надоевшему знакомому. Потому чуть более пристальное внимание мнится особым знаком. Это почти, - весна буйствует! – намек любви. Именно так.
- Позвольте предложить сахару. Здесь его подают хронически мало! – предлагаю с великодушием Креза.
- Спасибо – воркует она, опуская глаза.
Конечно, "спасибо" не бархат "мерси", но, - признаюсь, - и я рожден не в пансионе благородных девиц. К тому же пленительная робость девушки обещает достойное продолжение дня.
Мы встретились абсолютно случайно, но мгновенно представил на ее прекрасном пальце тоненький ободок золота. Она сразила меня горбинкой на носу, строгой прической, словно ее парикмахер помешан на острых углах и опасной бритве, чувственными губами и всем тем, чем полагается заставлять закипать кровь молодых людей. И я быстро перешел в наступление, разметав страхи. Вознаграждение не заставило себя ждать! Тем же вечером она тихо пропела: "А хочешь, я для тебя станцую?" О, какой такт и прямота.
Естественно, ни о чем другом, кроме аромата ее волос, нежности кожи и ласк не было возможности думать. Мы все ехали и ехали, тогда как грезы давно опередили нас. Наконец мы вошли в дом с той неспешностью, которая обнажает горячее нетерпение. Здесь наши чувства презрели стыдливость…
Она восхищала меня умом, изяществом, стеснением в дневных мелочах и раскованностью в ночных бдениях. Так не наслаждался и Али-Баба купаясь в сокровищах. Люди и предметы вокруг напоминали только и лишь о ней. Мир блистал, даже если он катился в тартарары. А темная полоска на горизонте мнилась землей обетованной, куда и несло нас обоих.
Первый буревестник показался над кораблем любви внезапно. Она, то есть моя избранница, произнесла: "Знаешь, я блядь". Мы залили негаданное признание обильным количеством вина, и дружно сошлись на том, что, по всей видимости, ее прошлое вполне сойдет за искусство гетеры.
Ах, как щедра на поддержку и всепрощение любовь! Истинная каравелла с гордой посадкой и всегда полными парусами!!! На ней и камбуз светлее самых изысканных ресторанов, а вареный картофель вкуснее изощреннейших блюд. И сколько бы пассажиров она ни везла, их всегда только двое.
В общем, мы были в открытом море и не стремились за борт. Я бы обратил внимание и на другие знаки ненастья, но сладкие ночи убаюкивали сердце. Свежесть ветра уносила пасмурные мысли. А утренняя дремота прерывалась спешными сборами по обыденным делам.
Палуба ощутимо накренилась, когда не мог дозвониться до любимой неделю кряду. Ощутимо ударило на восьмой день:
- Алло?
- Алло! – возликовал я. – Представляешь, приготовил кучу немыслимых подарков для тебя, но никак не мог застать. Как ты? Где ты? Истосковался, кончики пальцев ноют в жажде прикосновения!
- Да… может, нам лучше расстаться?
Не знаю, на какой риф налетели. Колени мои стали ватными, голос сиплым:
- Поговорим завтра.
Тело и сознание обрушились в плотный сумрак. Всю ночь меня преследовали кошмары наяву. В груди шевелился хладный карла и тихонько посмеивался над бедой. Солнечное сплетение представляло собой черную дыру, а в сердце торчало тяжелое копье, что клонило весом древка вперед. Вырвав его из груди, погнался за коротышкой… Не буду описывать все ужасы внезапного безумия. Стоит ли говорить, что утро выдалось мрачным, а день не справился с мглой?
- Алло. Ты убила меня вчера наповал. Надо мной издевался злобный гном…
- Алло! Плохо слышно.
- Сумасшествие, говорю. Мне плохо…
- Пока.
Пальцы побелели, сжимая хрустнувшую трубку:
- Ты! Сказала. Пока!
Гнусное упрямство! Так дико и весело рубить концы может только влюбленный. Я с пьяным рвением напал на ее фотографии и принялся перечеркивать их ножом. Задыхаясь, предал огню каждую записку с лживыми признаниями в любви, стремясь остановить ход корабля, чей вес увлекал одинокого пассажира в неизведанные края. Быть может впереди ад цветных шаров. А может обязанность ловить мух и методично отрывать им ножки с перерывами на укол.
С остервенением бросаюсь вперед, переваливаясь через опалубку, и упираюсь в нос упрямой посудины. Мои старания замечаются длинным, как жердь, чудаком соседом. Он становится рядом и помогает: "Забудь суку". От таких советов только выть хочется. Скрежеща зубами, сильнее упираюсь в надвигающуюся громаду. Босые ноги скользят, раздираемые осколками души. Во что упереться?!
Хотел бы живописно передать панораму сражения, в которой краски воображения играют роль проявителя. Но нет слов, ибо рядом с баталией меркнут и подвиги Геракла. Сила, изворотливость, руки, ноги и зубы ничто, если на вас наваливается гора досок одетых в медную броню. Корабль внезапно и вдруг превратился в убийцу, монстра-пожирателя рассудка.
"Ненавижу, - рычал и кричал я, - чтоб ты провалился!" И бездна разевала пасть, куда переворачивалось небо, брызжа колючими звездами. Иногда случались минуты отдыха. Тогда казалось, будто враг уступил… чтоб вновь ринуться на вожделенную и законную добычу. К чести сказать, мой дух выгибало дугой, но не ломало в щепы…
Освобождение приключилось негаданно и как-то обыденно. Я ненароком услышал, как некая девица заунывно жалится на одиночество, отчитывая молодого мужчину, лицо которого выражало одно: "Летел на свидание, а вместо радости встречи тоска". Я узнал в ней свою любимую. О, нет! Это была совсем другая девушка, и в то же самое время она. Ведь подобное, - простите за прямоту, - хроническое нытье оправдывал сам: "Твоя печаль великолепна. У тебя талант". Будто шершавая вспышка вонзилась коготками в мой измученный мозг: с такой пилой под одной крышей очень скоро стали бы жить по щедрому душа в душу – то она мне, то я ей. Невыносимо. Не. Хо. Чу!
Здесь контуры чертова корабля дрогнули, и хищный призрак растаял в поисках более легкой добычи. А вы: утлый челн, утлый челн. Не желаете ли прокатиться?
Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи