Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Ро - СНЕГ
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораРоПредыдущее произведение автора
Баллы: 2
Внесено на сайт: 06.07.2007
СНЕГ
Телефонная трель.
- Алло.
- Алло. Это ты?
Прямой вопрос требует прямого ответа. И Арсений говорит просто:
- Я.
- Сейчас буду – заговорщицки сообщает потрескивающая трубка и щелкает…

***

Иссохший Димка унылым взглядом оценивает предстоящий труд. До барыги четыре этажа! А еще уламывать без особой надежды на успех. Он стискивает в кулаке купюры и, сжав зубы, поднимается, придумывая оправдания и аргументы. Вдруг подействует, и хотя бы этот не зажмется принять на стольник меньше!
Добравшись до заветного этажа, Димка утирает обильно льющийся пот, прежде чем нажать на затертую кнопку звонка. Но, спохватившись, выстукивает костяшкой согнутого пальца вечный пароль: "Спартак – чемпион. Спартак – чемпион". Дверь октрывается, и на него глядит… чужой!
- Ты, наверное, к Сереге? – произносит незнакомец голосом барыги.
- Д-да – выходит из испуганного ступора Димка.
- Его нет. Может передать чего?
- А снег есть?
Незнакомец, в лице которого угадываются знакомые черты, на мгновение замирает. Но, - уф! – кивает, приглашая зайти.
Кухонька-малютка. Потертая и истрескавшаяся по углам клеенчатая скатерть. Два табурета.
- Знаешь, у меня малость не достает копейки, но обязательно занесу. Серега знает, я не прокладчик – со вспыхнувшей в глазах надеждой приступает проситель. Он даже перестал сутулиться, настолько воодушевился: - Сегодня же вечером донесу.
Гость разгладил смятые деньги и протянул, стараясь справиться с унизительным ожиданием на лице. Получилась измученная улыбка.
- Снег – бесцветно произнес чужой.
- Грамм – уточнил Димка.
- А ханка сойдет?
- Лучше герыча, но можно и ханку… подлечиться. Представь, второй день колошматит. Еле поднялся.
- Да ты присаживайся. Чаю будешь? – предложил незнакомец. И представился, протягивая широкую ладонь: - Арсений.
Присевший было, паренек вскочил:
- Димка.
- Хорошая у тебя улыбка.
- Да ладно – засмущался тот.
- А я не знаю, где оно все.
- В морозильнике – охотно подсказал Димка.
Арсений принялся изучать холодильник с таким видом, словно на дверце висел амбарный замок:
- М-да. Тебе черного или зеленого.
- Зеленого. Сто пудово, вы с Серегой братья. Голоса один в один. Я аж испугался поначалу. Совсем разные, а голос один.
- Есть такое – согласился Арсений, разливая по пиалам горячий напиток. – Знаешь, какое дело, Димка… не могу открыть.
- Кого?
- Холодильник и не могу.
- Шутишь.
- Врач я, Димка. Потому не могу.
- А деньги?
- При чем здесь деньги? У меня работа лечить наркоманов. Понимаешь?
- Эх… получается, я Серегу сдал – схватился за голову гость.
Арсений невесело усмехнулся:
- Да уж, порадовал… Все равно бы узнал.
- Тоже верно – попытался успокоить себя Димка. Грустно похлопал веками и тоже уставился в белую дверцу, за которой лежало спасение: - Чего делать будем?
- Не знаю.
- А скоро вернется?
- Точно не сказал. Может и вечером.
- Это плохо.
- А чего хорошего, если сейчас?
- Тоже верно. Хрен теперь даст, даже если рубля не будет доставать. А уменя доза – грамм. Представляешь?
- Нагнал к смертельной.
- Нагнал…
Когда стало казаться, что изучили на дверце каждую рытвинку, переглянулись. Димка заключил:
- Старый.
- Надежный – откликнулся Арсений. – Советских времен.
- И закрыт плотно.
- Еще как. Кажется, рука отсохнет, притронусь.
- А может я сам?
- Все равно моя отсохнет.
- Вот попали.
- И не говори… А завязать не думал?
- Как все. Каждая доза последняя. Ложился в диспансеры три раза, чтоб переждать безденежье. Да и медсестры подогревали.
- Черт! Мимо врачей бы не прошло.
- А я о чем?!
- Черт! Я лечу.
Димка снова захлопал веками:
- Ты чего злишься?
Собеседник молча поднес пиалу к губам, демонстрируя коричневые мозоли на костяшках, какими щеголяет и Серега. Только у Арсения они многослойнее, страшнее.
- Лечу я…
- Ты точно лечишь! – с ноткой восхищения заключил Димка. - А взялся бы меня провести по-настоящему, до конца?
- Только если и ты помогать будешь. Погоди, ведь мы можем схему на героине, - он резко дернул дверцу и откинул крышку морозилки, - провести. Пусто!
- Вот те раз – почти засунув голову в камеру, вздохнул гость. – Знаешь, пойду я, ладно?..

***

Телефонная трель.
- Алло?
- Алло. Это Арсений?
- Да.
- Димка только вам верит. Я мама. Просил вас позвать. Третий день не встает – всхлипывала трубка.
- Где, где вы живете?
Через десять минут он уже стоял над тем, в чем теплилось последнее и из последних сил. Это был уже не человек. Одни глаза. Губы Димки едва-едва пошевелились. И Арсений быстро склонил голову. Почувствовал, как ухо коснулось холодного заостренного носа.
- Что, Димка, что?
- С-нег… идет.
Молодой врач повел глазами в сторону окна. За ним мягко плыл к земле белый-пребелый пух. А лицо Димки плыло, стирая чуть различимую улыбку, становясь восково-симметричным. Арсений не стал закрывать ему глаза, пусть смотрит.
"Почему, почему они не вызывали скорую?" Сутуло покидая дом, услышал:
- Вы обещали до конца. Это Димкино желание.

Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи