Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Ольга Чибис - Осторожно, девственница! или Кое-что о происхожден
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораОльга ЧибисПредыдущее произведение автора
Баллы: 2
Внесено на сайт: 26.02.2007
Осторожно, девственница! или Кое-что о происхожден
ПОМОГИТЕ, СПАСИТЕ, ОСВОБОДИТЕ…
Отважнейший Рич, Виртуоз меча и копья приподнялся в седле. Ошибки быть не могло. Сигнал шел со стороны горы. Ритмичные удары металлом по камню – простейший код, известный всем рыцарям:
СПАСИТЕ, ОСВОБОДИТЕ, ОСВОБОДИТЕ…
Рич развернул коня и пришпорил изо всех сил. Наконец-то! После всех этих подковырочек братца Пита, после долгих недель пути и утомительных скитаний в каких-то забытых богом дебрях (где, по слухам, еще водятся всякие враги рода человеческого), вдруг убедиться, что прав-то был он! Он нужен. Его зовут!
Конь несся со страшной скоростью, но звуки прекратились прежде, чем Рич добрался до их источника. Впрочем, источником могла быть только деревня на склоне горы, и Рич прямехонько направился туда.
Встретили его всеобщим стоном. В окружившей рыцаря толпе многие из женщин были в слезах, а все как один мужчины глядели хмуро. Хороший знак – то есть для рыцаря, конечно. Рич приветственно поднял меч.
- Вы звали меня, братья? – торжественно, как полагалось по инструкции, вопросил он, соскакивая с седла и красивым, отработанным движением передавая поводья ближайшему селянину.
На него смотрели изумленно, но никто не отвечал.
- Какая беда у вас, братья мои? – снова попробовал он, и тогда вперед выступил древний старец.
- Правильно ли я понял, сын мой, что ты из рыцарей? – щуря полуслепые глаза, спросил он.
- О да! – подтвердил Рич и горделиво расправил плечи. – Цель жизни моей – подвиги во имя добра и справедливости. Так кто вас обидел, добрые люди? Может, упырь повадился рыскать по ночам? Или лихо не дает вам покоя? Или василиск появился в ваших краях? – В глубине души Рич надеялся, что это все-таки василиск. Справиться с упырем бывает сложновато, но упырь не слишком повышает рейтинг, ну а ради обычного захудалого лиха вообще не стоило тащиться в такую глушь.
- Я не встречал рыцарей со дней своей молодости, - задумчиво сказал старик. – Но…
- Господин рыцарь! – прерывая его, пронзительно вскрикнула женщина с распущенными в знак траура волосами. – Само небо послало нам вас, чтобы вы избавили нас от напасти! Десять лет назад к нам прилетел дракон, и с тех пор мы ежегодно приносим ему в жертву самую красивую девушку. Вчера настала очередь моей дочери… - Тут она остановилась и зарыдала, не в силах продолжать; ее плач подхватили другие.
При слове “дракон” кадык у Рича дернулся.
- Ты сказала, десять лет, госпожа? – Рыцарь облизнул пересохшие губы. Только бы не упустить! – И что же, за это время никто на него не выходил?
Мужчины вокруг помрачнели еще больше.
- Мы простые землепашцы, сынок, - сказал старик. - И оружия настоящего у нас нет…
- А самое главное, – добавил поддерживающий его под руку дюжий молодец, – что ты сделаешь дракону, засевшему внутри горы? А если его рассердить, он одним духом спалит всю деревню. Ты хоть понимаешь, что такое Дракон?
- Но это же рыцарь! – вступилась за Рича несчастная мать. – Я уверена, он прекрасно знает, как победить еще и не такое чудище!
- С какой стороны вход в логово? – деловито осведомился Рич, взлетая в седло.
- С восточной, - медленно ответил помощник старика. – Дорога у нас к горе одна, ты пойдешь прямо по ней и в конце концов выйдешь на площадку, где мы оставляем девушек. А потом надо подняться налево и вверх, только и всего. Но, вероятно, тебе следует отдохнуть, подкрепиться и, так сказать, узнать о противнике побольше?
Рич задумался. Оно, конечно, так и полагается по инструкции, но...
- А вы можете рассказать что-то ценное о повадках дракона? – спросил он помощника.
- Он кровожаден! – сказал тот, подумав.
- Он беспощаден!
- Он злой …
- Он питается молодой человечиной! – поддержали его со всех сторон.
- Вы думаете, сэр рыцарь этого не знает? – вскричала женщина в трауре. – Ничего они не скажут вам нового, сэр рыцарь, не тратьте зря времени!
После этого толпа разделилась. Первая половина, во главе с помощником, стояла за отдых и рыцаря и коня, другая, как и мать последней жертвы – за немедленную атаку дракона. И те, и другие в запальчивости дергали Рича за руки, так что едва не стащили с седла. Мало-помалу, к его великому облегчению, крестьяне угомонились, смолкли и уставились на белобородого старца, ожидая его решения.
– Конечно, лучше бы тебе отдохнуть, - сказал свое веское слово старик. – Но если ты поторопишься, храбрый юноша… Как знать, вдруг девушку еще можно спасти?
– Бесспорно, о мудрый старец, ты прав! – обрадовался рыцарь. - Я не должен терять ни минуты! - И он пустил коня в галоп.
Отскакав от деревни подальше, Отважнейший остановился и вытащил записную книжку с инструкцией. В ней он нашел раздел “Подвиг категории 1”, пункт “Сдельная оплата” и забегал глазами по строчкам. Дойдя до “…чудо морское – 14; дракон подводный - 15; дракон летающий огнедышащий – 25…” – он испустил боевой клич, да такой, что его ко всему привычный верный конь чуть не взвился на дыбы. Двадцать пять золотых монет! Да на такое количество золота можно купить трехэтажный дом, приличный участок земли на Красном побережье и еще лет десять жить припеваючи! Вот так счастье ему подвалило! Однако там было еще кое-что: “В доказательство предоставить голову, шкуру или крыло”. Да хоть два крыла, решил Рич - за такие деньжищи даже увалень Задира Пит раздраконит любого дракона! И последнее: “Клады, сокровища, драгоценности, конфискованные у драконов, рыцарь обязан сдавать в казну. От общей стоимости клада рыцарь имеет право на двадцать пять процентов”. Тем лучше.
Ехать верхом скоро стало неудобно, так что он спешился и пошел дальше, ведя коня в поводу и предвкушая, как злорадство на лице Задиры Пита сменится растерянностью и почтительностью, а колкие словечки насмешек застрянут в горле. Навсегда. Его кузену просто придется заткнуться и на всю оставшуюся жизнь признать, что не только недоумки в современном мире зарабатывают подвигами на жизнь, и не только придурки бродят по лесам в поисках давно вымершей нечисти и по морям – в поисках давно сгинувших пиратов. Двадцать пять монет. Четырехэтажный домик на Красном побережье… красавица женушка… пожалуй, пара слуг…
На площадке для девственниц он стреножил коня, а большую часть своего снаряжения спрятал за камнями, решив ограничиться ножом, мечом и парочкой универсальных амулетов. Затем он еще раз пролистал записную книжку, чтобы освежить в памяти все, что связано с драконами, и полез наверх. Точнее, закарабкался. Еще точнее, пополз. Склон местами был почти отвесным, но Рича подгоняли то мечты о безбедной жизни, то порывы праведного гнева, то азарт охотника, вернее, драконоборца. В конце концов он выбрался еще на одну площадку, и сразу понял, что дыра в горе перед ним – то, что ему нужно. И он отважно вступил в логово дракона.
Не встречая на своем пути никаких препон, рыцарь долго крался по полутемному коридору, пока его правая рука не нащупала дверь, с окошком на уровне глаз, задернутым тканью. Рич остановился и осторожно сдвинул ткань. За дверью оказалась пещера, или, скорее, жилая комната, со стенами, задрапированными яркими занавесами и с щелями у потолка, сквозь которые виднелось небо. На полу перед низкой кроватью стояли расшитые жемчугом туфли с загнутыми вверх носками, а на кровати среди пухлых подушек спокойно спала белокурая девушка. Жертва-девственница! Жива! Какое счастье! Только боязнь поднять шум удержала рыцаря от немедленного освобождения бедняжки, и Рич покрался дальше, предвкушая скорое изумление, восторг и благодарность в ее очах.
Не успел он отсчитать и сотни шагов, как наткнулся на вторую комнату. В ней тоже была девушка, и она занималась тем, что вытряхивала из ковриков пыль, держа их за один конец, а другой выпустив на ветер, через отверстие в каменной стене. Рича захлестнула жалость. Несчастная явно не догадывалась о том, что ее ждет! Но ничего, он успел, он уже рядом! Однако откуда же взялась вторая красавица?
Найдя, уже по левую руку, третью комнату, рыцарь почуял неладное. Перед трюмо сидела девушка с длинными косами и непринужденно румянила щеки. Всего комнат по коридору Отважнейший приметил пять, и в каждой находилось по девушке. Где же он их насобирал, этот кровожадный дракон, и зачем они ему вдруг понадобились в таком количестве? Не иначе, как ждет гостей или собирается справлять какой-нибудь свой мерзкий праздник! Рич стиснул меч. Ну что ж, оно, пожалуй, и к лучшему. За спасение нескольких девственниц сразу ему наверняка удастся выторговать себе премию. Скажем, добавочно монет пятнадцать-шестнадцать. И тогда можно будет завести сад и садовника… и еще серебряный столовый набор, персон так на шестнадцать.
Тут он заметил еще один коридор, и свернул в него. И здесь тоже обнаружил комнаты. Наугад выбрав одну, из которой доносились какие-то звуки, он прильнул к смотровому окошку. Высокая брюнетка с рычанием швыряла в стену подушки, тряпки, какую-то утварь, потом останавливалась, подбирала и швыряла опять, уже в противоположную стену…
Сзади раздалось шуршание. Рич резко выпрямился, развернулся и уткнулся носом во что-то умеренно твердое. “Ап!” – сказал Рич, потому что нечто умеренно твердое оказалось подмышкой ящера, а еще потому, что его со страшной силой сжали два двадцатипятизолотомонетных крыла. Чуть только хватка ослабла, Рич вывернулся, отпрыгнул и нанес запоздалый удар, целясь в предплечье. Дракон опрокинулся на задние лапы, а передние протянул к нему и шумно выдохнул. Рыцарь инстинктивно пригнулся.
- Наконец-то! Как я рад видеть вас, дорогой друг! – прогудело у него над головой.
- Меня? – на всякий случай Рич оглянулся, а потом снова замахнулся мечом.
- А это что? Какая прелесть! – восхитился дракон. - Если не ошибаюсь, настоящий булат, ручная ковка начала прошлого века? Позвольте взглянуть! - Он протянул лапу, и рыцарь обалдело отдал ему оружие.
- Редкая, прямо-таки редкостная вещь, антикварная! – продолжал умиляться дракон, но тут до них донесся звон, грохот и неистовый крик из-за ближайшей двери. Дракон вздрогнул и втянул голову в плечи. – Это Лейла. Бедняжка! Ее привели вчера утром. Она помолвлена с помощником деревенского старейшины и уже готовилась к свадьбе... Но проходите же, дорогой гость!
Дракон вернул Отважнейшему меч, обнял зеленым крылом и увлек за собой в самый конец коридора, в большую пещеру-комнату, тускло освещенную свечами и факелами. Когда глаза рыцаря привыкли к полутьме, ему удалось рассмотреть ящера, который уселся на пол и принялся тихо чем-то звенеть. Он не поражал размерами – был крупнее самого рыцаря всего раза в два – и не внушал страха. Крылья – пятиэтажный дом у Красного моря, земля, породистый конь, столовый набор из серебра на шестнадцать персон, зависть Задиры Пита – не превышали каждое пяти метров в длину, на боках и брюхе пестрились желто-бело-черные узоры, и весь он был не чешуйчатым, а скорее пупырчатым, как чудо морское. Рич Отважнейший напряг глаза и украдкой заглянул в инструкцию.
– Послушайте, - решился он высказать свои сомнения. – А разве вы не должны быть чуточку больше?
– Отнюдь нет! Крупное тело труднее удерживать в воздухе, к тому же ему требуется значительно больше калорий. Но я могу казаться больше, если вас это утешит. А как вы находите мою, с позволения сказать, скромную обитель?
Рич огляделся. То, что излучало свечение, оказалось вовсе не свечами и даже не факелами… У рыцаря перехватило дыхание. Меч выпал из его разжавшихся пальцев и со звоном, медленно погрузился в груду желтых кругляков. Золото. Огромные кучи золота. Устилавшие пол золотые монеты, золотые подвески, лампы, подсвечники, вазы… Рич с трудом сглотнул и посмотрел на свою зеленокрылую “премию”.
– Это все ваше? – спросил он, потрясенно моргая.
– Мое, - скромно похвастал ящер. – Наносил себе в утешение. Отовсюду понемножку. За десять-то лет. Но позвольте представиться. Фырфрфрхт, доктор фольклорных наук и почетный член гильдии ученых драконов. Для вас – просто Фырфр.
– Рыцарь Рич Отважнейший, Виртуоз меча и копья… - начал Рич и отчего-то вдруг сконфузился.- Но вы же понимаете, что это только для формы…
– Ну почему же для формы? Это так гордо звучит! Нда… Но как же я ждал вас, мой рыцарь!
– Не понимаю, - нервно сказал Рич. – Вы знали, что я рыцарь, и все-таки меня ждали? А кстати, откуда вы это узнали?
– Ну как же! Я, можно сказать, специально ради вас на эту гору и прилетел, а тут…
– Значит, ты давно запланировал меня убить?!
– Да что вы, дорогой мой! – занервничал и дракон. - Да вы присядьте к столу, вам же будет удобнее!
В комнате действительно имелся стол. И на нем даже стояло что-то из еды, которую хозяин тотчас же и предложил гостю.
– Так, давай по порядку, - скомандовал Рич, твердо решив не сойти с ума, и уселся на табуретку, тоже по виду золотую. – Зачем ты здесь? При чем тут я? Откуда у тебя столько девушек? Что вообще происходит?!!
– Охотно объясняю. Видишь ли, меня как специалиста по обычаям всегда особенно интересовал феномен рыцарства, и вот десять лет назад до нас доходят слухи о том, что в таких-то местах еще водятся рыцари, и гильдия отправляет меня проверить, насколько они достоверны…
И доктор Фырфр поведал свою историю. Прилетев десять лет назад к этой дивной горе, он, к своему жесточайшему разочарованию, следов рыцарей не обнаружил. Отправив все же призывный сигнал (ТРЕБУЕТСЯ РЫЦАРЬ), он вылетел погулять, а заодно и понаблюдать за милыми патриархальными обычаями местной деревни - чтобы экспедиция не прошла совсем зря, - а следующий день начался с того, что процессия дрожащих от страха крестьян привела и оставила на склоне горы молодую девушку. Доктор Фырфр с огромным интересом следил за их действиями, пока не понял, что видит не что иное, как ритуал принесения в жертву девственницы. Ему понадобилось время, чтобы понять, что жертва предназначена ему. Когда же он понял это и справился с шоком, солнце уже зашло, стало холодно, и ему пришлось спустился вниз, чтобы предложить несчастной девушке ночлег, успокоить ее и прояснить недоразумение.
- Я рассчитывал, что мы с ней посмотрим на ситуацию юмористически, - сказал Фырфр, грустно ковыряя когтем золотую столешницу. – Вместе посмеемся… Но когда она увидела меня, то немедленно упала в обморок.
И ему ничего не оставалось, как забрать ее к себе наверх и устроить со всеми возможными удобствами. Потом она очнулась – и начала кричать, и снова лишилась чувств…
- Ну еще бы, - проворчал Рич, - в ее-то положении!
- В каком положении? – возразил дракон. – Я успокаивал ее как мог. Я устроил ей комнату с окном и обставил по ее вкусу. Я слетал в Новый Китай и принес ей лучших кукол. Из Новой Индии я доставил ей лучшие ткани, из Новой Турции – лучшие сласти, а из Новой Франции – косметику…
Частенько, чтобы не привлекать внимания, летать ему приходилось по ночам, что при его близорукости уже было мучительно, и пользоваться услугами контрабандистов. Когда же она поняла, что никакого зла он ей не причинит – вы подумайте, сэр рыцарь, будто я варвар какой-нибудь! – то окончательно перестала бояться и принялась капризничать, требуя, чтобы он ее развлекал. Он забыл о научной работе и сбился с лап, выполняя ее желания. Так прошел почти год.
- И вот однажды, когда она уже прижилась, успокоилась и повеселела, я решил поразмять крылья. Но стоило мне сделать круг над горой, как в тот же день ко мне привели еще одну девушку.
Со второй повторилось то же самое. Она, правда, не была столь привередлива, зато отличалась чрезвычайной чистоплотностью и склонна была выкидывать наружу все, что плохо блестит. Наученный горьким опытом, в следующем году он при свете дня ни разу и носа не высунул из пещер, но избежать очередной жертвы не смог. Третья девственница во всем видела промысел божий и чуть было не уморила Фырфра, пытаясь спасти его душу. К тому времени первая начала ревновать…
- Так! – Отважнейший Рич понял, что хоть кому-то из них двоих следует придерживаться инструкции. - Значит, ты признаешь, что держал бедных, невинных девушек взаперти?
- Взаперти? – Дракон задумался. – Да нет, я бы так не сказал. Сначала я, правда, запирал вторую, чтобы они с первой не столкнулись и не поссорились, но теперь они ходят куда хотят, а одна даже заведует моей кладовой и, должен тебе сказать, когда она чем-то недовольна, то не всегда меня кормит досыта и…
- Но ты угрожал сжечь деревню! – грозно напомнил Отважнейший Рич.
- Как можно! – ужаснулся Фырфр. – Да меня за такое вмиг вышвырнули бы из гильдии! И, не говоря обо всем прочем, мне просто нельзя изрыгать огонь такой силы.
- Почему же? – Рич решил не терять бдительности.
- Контактные линзы могут расплавиться, - признался дракон и смущенно заобъяснял: - Видишь ли, мой друг, по роду своих ученых занятий я имею дело с манускриптами, старыми свитками, пыльными книгами, да и находятся все библиотеки до сих пор в темных каменных подвалах, так что…
Рич только и смог что пролепетать растерянно:
- А почему же в подвалах?
- Вековые традиции, - объяснил Фырфр и продолжил свою печальную повесть.
Девственниц все прибывало и прибывало. Забот и хлопот тоже. Работа стояла на месте. Он стал скверно спать. От ночного образа жизни у него совсем разладились биоритмы. Временами ему нестерпимо хотелось рыдать. Несколько раз он вспоминал о рыцарях и пробовал подавать им сигналы. Но никто не откликался. А полгода назад его осенило слетать на побережье и распустить слух о том, что в здешних окрестностях попадаются нелюди, и вот тогда…
- Но почему же ты просто не сказал крестьянам, что жертвы тебе не нужны? – простонал Отважнейший Рич.
- Я пытался. Подлетел к деревне, сел на поле. Там как раз собирали урожай. Один из них умер на месте от страха, а другие решили, что раз мне не нужны девушки, значит, нужны юноши. И даже привели – сразу двух.
- И где они?
- Юноши? Ушли назад.
- Так! – обрадовался рыцарь: инструкция снова пригодилась. – Значит, девушек ты назад не отправлял! И после этого ты говоришь…
Дракон зачерпнул крылом монет и осыпал себя золотым дождем.
- Видишь ли, это и есть главная проблема. Они, в некотором роде, не желают уходить. Одни со временем привыкают, другие не хотят снова становиться как все, а третьи… третьи… Вот предпоследняя, например, Корина, та… - Тут он нагнулся к Ричу и зашептал ему на ухо.
Рыцарь покраснел. Затем побледнел. Затем снова покраснел.
- Но ты же… ты же… - сказал он, заикаясь, - разве ты можешь… быть… вроде как человеком?
- Конечно, я могу принимать человеческий облик, - немного обиженно ответил дракон. – Как и вообще любой, но разве в этом суть?
Рич, судорожно листавший записную книжку, наткнулся на раздел “Особенности мышления” и перебил:
- Нашел! Вот, слушай: “Драконы не всегда понимают свои истинные намерения, а потому причины их поступков часто непонятны им самим”. Ясно? Суть в том, что в глубине души тебе вовсе не хотелось их отпускать!
Перекинув через плечо золотую цепь, дракон безнадежно и шумно вздохнул.
- Вот и в гильдии сочли, что это мое активное бессознательное…
- Слушай, - угрожающе сказал рыцарь, - ты не мог бы говорить по-человечески, а?
- …но тогда, быть может, ты сам попробуешь?
- Разумеется! Смотри, как это делается!
Виртуоз меча и копья приосанился, сделал молодецкую попытку открыть дверь ногой, ушиб пальцы, попрыгал на другой ноге, и в сопровождении дракона отправился по коридору, по очереди заглядывая в каждую комнату. Первой по счету оказалась беленькая пышненькая Сара. В ответ на пылкую речь рыцаря, предложившего ей немедленную свободу, счастье, мир, равенство и братство, девственница пожала плечами и заявила, что не видит смысла возвращаться в грязную крестьянскую хижину из места, где у нее есть все, о чем она могла только мечтать, и даже больше. Следующей была строгая прямая Делия. Делия впилась глазами в Фырфра и поклялась вечно служить своему прекрасному, ученому господину (и повелителю), а если его кто-нибудь обидит – яростный взгляд в сторону Рича, - того она придушит собственными руками. Корина обдала его не меньшим презрением: если она вернется в деревню, ей придется выйти замуж за своего прежнего жениха, старого толстого Мчиха, так что ей и здесь совсем неплохо, и захлопнула дверь перед самым носом Отважнейшего, а Лейла перестала бросать подушки, обвила его шею и жарко зашептала в ухо: “Я знала, что ты скоро придешь, о мой освободитель; прояви каплю терпения, и ночью мы убьем это исчадие ада, заберем золото и убежим к моему отцу, а после свадьбы ты увезешь меня далеко-далеко, и мы будем жить в твоем чудесном старинном замке”… - но тут освободитель сам дал задний ход: о таком обороте событий инструкция не предупреждала.
Дальше варианты начали повторяться. Лишь одна девушка изъявила безоговорочное желание немедленно уйти домой, но тут же шепотом призналась, что боится Сары и ее товарок, которые давным-давно решили, что если оставаться, то оставаться всем, чтобы какая-нибудь несовременная дурочка не испортила им жизнь, приведя за собой половину деревни, соблазненную рассказами о несметных богатствах.
- Поверить не могу! – Возмущению Рича не было предела. - Это неслыханно! Это аморально! Это... это… И это наша молодежь!
Рыцарь рвал и метал. Дракон долго утихомиривал его, убеждая сохранять выдержку и спокойствие, и добился своего, лишь предложив заняться ужином. Все еще негодующий Рич покорно позволил повести себя потайным ходом, холодным, темным и длинным, в конце которого оказалась широкая терасса – одновременно взлетная площадка и место для уединения.
- Отсюда я и сигналы подаю, - сказал дракон и вытащил припрятанную тушу молодого барашка. – Сзади тебя, кстати, на моем сигнальном камне - кувшин с вином и горшок со специями. Мне потребуется твоя помощь, рыцарь. Только вот линзы выну… - Дракон стыдливо отвернулся. – Ну вот, кажется, все в порядке. – Он вмиг освежевал барашка, насадил тушу на вертел и укрепил вертел в камнях, после чего попросил рыцаря поливать мясо вином, пока он будет переворачивать и обжаривать его на слабом огне. - Ты не представляешь, как редко мне удается поесть горячего, - пожаловался он Ричу и начал выдыхать тонкие, аккуратные языки пламени.
Отважнейший понемногу стал отходить, но по-прежнему чувствовал себя оскорбленным как в рыцарских, так и в мужских чувствах.
- И о чем только думают некоторые девицы… - проворчал он, прислушиваясь к своему животу.
- А вот с девицами как раз понятно, - возразил Фырфр. - Ты не поверишь, друг мой, но давным-давно замечено, что дракон, принявший обет целомудрия, становится необычайно привлекателен для большинства женщин. Наша мягкая кожа…
- Ты дал обет целомудрия?!
- Да, таковы правила в гильдии ученых. Но крестьяне-то хороши! Даже не будь обета, что мне, по их мнению, делать с таким количеством девушек?
- Кушать? - неуверенно подсказал Отважнейший Рич.
- Клевета! – взвился дракон, так что выпустил слишком сильную струю пламени, но тут же испуганно притушил ее хвостом. – Сие есть древнее предубеждение, недостойное такого просвещенного молодого рыцаря, коим вы, сэр, безусловно являетесь!
- Ну да? А как же все эти разговоры насчет… насчет… как бы это…
- Некоторые из моих предков и коллег действительно проводили опыты, призванные решить проблему старения, - поспешил заявить дракон с нотками ученого высокомерия, - для чего им могла в некотором, очень ограниченном, впрочем, количестве, понадобиться кровь молодой девушки. Но с тех пор, как мы отказались от идеи бессмертия и решили проблему обезвоживания, а особенно после создания портативной системы переливания крови, с помощью которой в любых условиях можно контролировать уровень глюкозы, железа, гемоглобина, холестерина и прочего в крови, мы имеем возможность поддерживать свои клетки в среднемолодом состоянии очень долгое время. Вы только подумайте, какой грандиозный скачок в будущее!
Рич подумал и честно сказал:
- Чего?
Мясо было готово, и доктор Фырфр протянул гостю лучший кусок. Рыцарь жадно впился в него зубами. Сытость вскоре придала ему благодушия, и положение, в которое он попал, перестало казаться таким смертельно запутанным. Можно сделать вид, что ничего этого не было. Бог с ним, с вознаграждением! Он заработает столько же, ловя вурдалаков и лих – может быть, не сразу, и даже не за один год, но все равно в результате у него будет домик на Красном побережье – ну пусть не пятиэтажный, пусть поскромнее, и пусть без серебряного сервиза, но все-таки! А уж в самом крайнем случае он пойдет в подмастерья к братцу Питу и станет сапожных дел мастером.
- Ну что ж, - изрек он в конце ужина. – Должен признаться, мне приятно было с вами познакомиться. Завтра я тронусь в обратный путь, но…
- Нет, дорогой мой, - мягко возразил ящер. - Уйти ты теперь никак не можешь.
- Как не могу? – заволновался Рич. - Могу.
- Но ты же не выполнил свой рыцарский долг!
- Я пришел, чтобы спасти девственниц, так? Но девственницы не нуждаются в спасении. Кого же мне еще спасать?
- Как кого? – удивился дракон. – А меня? Ведь именно я и именно для того тебя и вызвал!
- Рыцари не спасают драконов!
- Ну что за расовые предрассудки! – пожурил Фырфр и посоветовал: - Проверь инструкцию.
Отвернувшись, Рич свободной рукой достал записную книжку. Проверил. И убито прочел вслух:
- “… всех несправедливо обиженных и угнетенных”…
- Вот и спасай, - довольно сказал Фырфр. – Либо меня от них, либо их от меня – на твое усмотрение. А мне нужно в гильдию. У меня на следующей неделе доклад!
- Но что же я могу сделать?!
- Я не знаю. Но это уже по твоей специальности!
Совсем недавно Рич был уверен, что самое сложное – найти дракона. Чуть менее сложно – его победить. И все. И дело в шляпе. Теперь мир рушился. Теперь от дракона никак нельзя было избавиться, а до шляпы дело вообще могло не дойти.
Внезапно его посетила грандиозная идея:
- Но если девственницы не уходят от тебя, почему же ты сам не ушел от девственниц?!
- Невозможно, - отказался дракон. – Гильдия запретила. Нарушение мной обязательств по отношению к ним может вызвать у них эмоционально-психологический шок, а некоторых даже привести в состояние фрустрации…
- Чего?
- Я их вроде как приручил, – перевел доктор Фырфр. – Послушай, а что, если я просто оставлю их на тебя, а? Ты будешь за ними присматривать и… Ты не думай, это не так страшно, как кажется, - поспешил он заверить рыцаря, увидев его круглые глаза. - Когда они поймут, что я не вернусь, они поневоле с этим смирятся и потихоньку разойдутся сами.
- А если нет?!
Они проспорили до ночи и хрипоты. Потом Фырфр отвел рыцаря назад и устроил на ночлег, пообещав продолжить беседу утром.
На Рича утром, как всегда, напал зверский аппетит, и он наугад отправился по коридорам, чтобы раздобыть чего-нибудь на завтрак. Вопреки его ожиданиям, коридоры вовсе не казались безжизненными. В них раздавались голоса, шорохи, смех, крики ссоры; кто-то при виде него шмыгал в уголок потемнее, Лейла, ярко накрашенная и в соблазнительно прозрачном одеянии, напротив, попадалась ему на каждом углу и посылала воздушные поцелуи и недвусмысленные улыбки, бросавшие его в дрожь (то-то ее женишок так старался его задержать!), Делия, как тень возмездия, всюду следовала за ним и как бы невзначай, стоило ему оглянуться, демонстрировала маленький дамский кинжал, а Сара всеми силами старалась не подпустить его к Нессе, которая лишь беспомощно смотела на него невинными голубыми глазами...
И он от греха подальше засел в Золотой гостиной, мрачно взирая на золотые горы и гадая, в которой из них накануне утопил свой меч. Потом он подошел ближе к двери, где было светлее, вынул из кармана записную книжку и начал штудировать самый последний раздел, “Поведение в непредвиденных обстоятельствах”, которым до этого как-то пренебрегал. Особенно его заинтересовал последний пункт этого последнего раздела. На всякий случай рыцарь решил вызубрить его наизусть и занимался этим, пока в пещеру не ввалился Фырфр, за которым явно кто-то гнался по пятам.
- Уф! – сказал ящер, тяжело развернулся, захлопнул дверь и уперся в нее плечом. - Это Делия, - доверительно сообщил он Ричу. - Хочет почистить мне шею.
- Тебя еще искали Корина и Стелла, - сообщил в ответ Рич. Дракон сильнее навалился на дверь. – Я сказал, что ты будешь позже. А сейчас мне нужно спуститься вниз. Ты не подумай, что я собираюсь удрать, так и не решив нашего дела, просто я должен позаботиться о коне.
Фырфр призадумался.
- Я полностью доверяю тебе, о рыцарь, но что ты подразумеваешь под словом “конь”?
- Четвероногую такую скотинку, - объяснил Рич, - с копытами, но без рогов, зато под седлом.
- Значит, это было седло, - пробормотал дракон. – Мне не хотелось бы тебя расстраивать, мой друг, но, кажется, я… - он отвернулся и закрыл морду крылом, - я его съел. Я же не знал, что это конь, да еще твой.
- Ты? Съел? Моего? Коня? – задохнулся рыцарь. – Да ты… ты… А еще доктор каких-то там наук!
- Но я же не биолог! – робко оправдывался дракон.
- Но ты же должен был видеть коней на крестьянских полях – за десять-то лет!
- Да когда же мне было к ним присматриваться, - перешел в наступление дракон, - если я только и делал, что заботился и ублажал, разнимал и успокаивал… Ой!
В дверь с неожиданной силой бухнули, и раздался резкий голос:
- Фырфр! Я знаю, что ты здесь!
- Сара, - прошептал дракон и подгреб к себе побольше золота.
- Сколько тебе можно повторять, что туфли мне нужны на полразмера меньше?! Полюбуйся, я опять сломала каблук!
Ничего не добившись, она вскоре ушла, а Фырфр зарылся носом в кучу золотых монет и удовлетворенно вздохнул. Складки на его морде разгладились. Рич вдруг догадался:
- Ты что, пьянеешь от золота?
- Только от самого чистого, - запротестовал дракон. – Это настоящее золото, старинное, и без всяких там каменьев, в нем минимум примесей, и оно, заметь, в отличие от вина, не портится, не прокисает, не выдыхается, не вызывает похмелья… О чем это я? Так вот, насчет Сары. Должен тебе заметить, что, по моим наблюдениям, у девушек с течением времени все больше портится характер. Особенно у “стареньких”. Не будучи специалистом по девственницам, я не знаю, можно ли с этим что-нибудь сделать…
- А я знаю! – объявил Рич и потянулся к драконовскому уху – туда, где оно, по его представлениям, находилось.
Фырфр пожелтел, позеленел и снова пожелтел.
- Друг мой, - сказал он затем очень жалобно, - а ты уверен, что это единственный способ?
- Нет. Но остальные еще хуже.
- Тогда желаю удачи, - неуверенно сказал дракон. - Ну, я пойду собираться?
- Куда?! – перепугавшись, Рич грудью загородил дверь. - Не так быстро! Я же еще не дал согласия!
Дракон вздохнул.
- Голубчик, ну а какой у тебя выбор? Мы же вчера за ужином это обсудили. Ты же рыцарь! Ты не можешь поступиться долгом.
- А вот и могу! – возразил подготовившийся к этому вопросу Отважнейший. – Могу! Я могу сослаться на… э-э-э… на отсутствие пе… пи… пи-ри-ци-дента! – несказанно гордый собой, выговорил он и, чувствуя, что начинает одерживать верх, возликовал: - Не будешь есть чужих коней! Ну, и что ты теперь скажешь?
- А я… я, - отчаянно заметался в поисках выхода дракон. – А я тогда пошлю своим коллегам доклад, в котором убедительно докажу, что никакого рыцарства не существует, - нашелся он вдруг и возбужденно забил хвостом по золотым монетам, - а если и существовало когда-то, то к сегодняшнему дню совершеннейше выродилось! Во всех смыслах!
Этого Рич допустить не мог.
- Нет! На это я пойти не могу! Но послушай…
- Вот и чудненько! И у тебя будет масса преимуществ: во-первых, ты поближе познакомишься с девушками – среди них есть довольно милые. Как знать, может, здесь ты встретишь свою жену! Во-вторых, не забудь про Нессу – она же хочет домой, как выяснилось.
- Две последние мысли мне нравятся, - признал Рич. К беззащитной юной Нессе его влекло. Если ему удастся спасти хотя бы ее, подвиг можно считать состоявшимся.
- А еще… А еще... А еще - золото! Давай я тебя, в-третьих, щедро вознагражу – за оказанные услуги, разумеется. Два мешка. Столько, сколько сможешь унести.
Это предложение заставило сердце Рича екнуть, но в следующую минуту он нахмурился. Конечно, это абсурд, но у него возникло навязчивое ощущение, что двадцать пять золотых монет лучше, чем двадцать пять процентов от двух полных мешков. Ведь если он сдаст два мешка золота в казну, пятиэтажных домиков на Красном побережье очень скоро очень сильно поприбавится, а раз так…
- А хочешь, я тебе все золото отдам? – расщедрился дракон. – А что, выберу ночку потемнее и перенесу, ты только скажи куда!
А если в казну попадет все золото, то через какое-то, очень небольшое, время каждый бродяга сможет иметь двадцать пять золотых монет, и домик, и столовое серебро – где же тут справедливость?!
- Нет, - наконец величественно изрек он и почувствовал, что снова поднимается в собственных глазах. – Рыцаря не купишь!
- Да? – огорчился дракон. – Но зато, - пришла ему тут же счастливая мысль, - ты станешь самым настоящим Победителем Дракона – только подумай, как звучит! Такого героя побережье не знало уже сто лет. Потомки будут петь о тебе былины!
- Настоящим? – призадумался Рич.
- Ну конечно! – убежденно сказал дракон. – Ты ведь хозяин положения. Ты подумай: я бросаю в спешке все свое состояние? Бросаю. Отказываюсь от боя? Отказываюсь. Следовательно, я тебе сдаюсь? Сдаюсь. Значит, ты меня победил. Так?
- Так… Так. Ну ладно, - скрепя сердце решил Рич. – Но только при одном условии. Насчет состояния. Я возьму себе двадцать… нет, сто монет, и ты закупоришь эту комнату навеки. Или унесешь все золото с собой, но подальше. И предупреди их, пожалуйста, что отныне тут не будет ни тебя, ни золота.
- Как скажешь, - тут же согласился дракон и сделал в точности так, как просил Рич.
После чего мигом унесся прочь, в свою драгоценную гильдию, а Отважнейший остался верховодить, охранять, опекать и потакать. Он надеялся, что у него получится. И что он занимает место Фырфра всего-то на пару дней.
Но не тут-то было. Шло время, а девушки все не уходили. Самые преданные отказывались верить, что прекрасный дракон не вернется. Другие, хоть и не сразу, но поверили и решили, что из этого можно извлечь массу выгод, и тогда порядки круто изменились.
Сперва Рич надеялся на то, что запасы пищи у них скоро подойдут к концу, и всем им ничего не останется, как спуститься в деревню. Но дракон оказался очень запасливым: одного зерна и мяса в его кладовых и ледниках хватило бы на несколько месяцев, а столько, Рич это точно знал, он нипочем не протянет – во всех смыслах. Он понял это уже через неделю.
В первый же день Корина вцепилась в волосы Стелле, и поспешивший мирить их рыцарь пострадал от обеих. В первую же ночь девицы сошлись перед Золотой гостиной и заспорили, имеют ли они право на золото. Разбуженный их криками Рич долго и без всякого успеха объяснял, что дверь все равно оплавлена, комната наглухо запечатана, а золото по большей части унесено, а объяснив, немедленно об этом пожалел и спасся от девичьего разочарования, только подарив каждой по пять монет, а потом – еще по пять. На второй день девушки взялись делить припасы и распределять обязанности, и Отважнейший благоразумно сбежал на сигнальный камень. На вторую ночь он пригласил к себе в комнату нежную тоненькую Нессу, но она надавала ему пощечин и убежала в слезах. На третью к нему пришла Лейла, но он запер дверь изнутри и, подумав, придвинул к ней шкаф. На пятый день Лейла, завладев ключами от кладовых, отказалась выдавать ему провизию, ссылаясь на его несогласие выполнять решение их собрания, состоявшегося накануне и обязавшего его вносить свою лепту в жизнь их маленькой, но дружной общины – вытряхивать из мусорной шкуры мусор. Вот тут он всерьез начал мечтать о побеге. Собственно, удерживало его только одно – Несса, которую он, несмотря ни на что, не собирался бросать на съедение. На шестой день выбранная старостой длиннокосая Агата намекнула, что, раз уж они все вместе оказались в таком положеньице, неплохо было бы - для порядка – чтобы он выбрал себе жену, тем более что есть из кого выбирать, а Лейла…
На седьмую ночь он решился на одиночный побег. Но предварительная разведка показала, что единственный известный ему выход забаррикадирован всякой всячиной и к тому же охраняется жрицами из ордена Ученейшего Фырфра, созданном Делией при некоторой поддержке Корины и Стеллы, требовавших, чтобы к названию ордена был прибавлен эпитет “Красивейший”.
Десятый день, как и девятый, и восьмой – Отважнейший Рич, Виртуоз меча и копья и настоящий Победитель Дракона провел на взлетной террасе, сидя на камне и мерно стуча по нему рукояткой ножа. Он готов был зарыдать, а это занятие его хоть немного успокаивало.
Он был голоден, испуган и растерян. И зол. Все шло наперекосяк. Рыцарская честь была утеряна, и верный конь тоже. Выхода не было. Не было премии. Не было сокровищ. Не было даже дракона. Была лишь шайка девственниц, от которой не защищали его амулеты. И была еще эта омерзительная ухмылка на лице Задиры Пита.
В сердцах он снова ударил ножом по камню. Потом еще и еще. А через какое-то время прислушался к делу рук своих и услышал:
ПОМОГИТЕ. ОСВОБОДИТЕ, ОСВОБОДИТЕ, ОСВОБОДИТЕ…
Постепенно Рич заинтересовался. Вблизи звук казался очень красивым, почти музыкальным – совсем не таким, как у подножия горы, куда он долетал практически неузнаваемым в результате бесчисленных искажений, огибая на своем пути множество препятствий. Жаль, что местность открытая. Если бы удалось добиться эффекта реверберации и сделать такой звук объемным…

Отважнейший Рич, Виртуоз меча и копья и настоящий Победитель Дракона потряс головой и оторопело выдохнул. Пролетавшая перед ним муха вспыхнула и черным комочком упала на задымившиеся травинки...
Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи