Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Ольга Чибис - Цепи для демона
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораОльга Чибис
Баллы: 0
Внесено на сайт: 26.02.2007
Цепи для демона
Последние пару недель он неважно себя чувствовал. В голове поселилась странная тяжесть, да и тело утратило привычную легкость; горло ежеминутно пересыхало, перед глазами плавали красноватые червячки, между рогами чесалось. А в ушах иной раз раздавалось противное скрипучее хихиканье… Впрочем, последний симптом, вполне вероятно, можно было списать на слишком частые посещения подвала.
Наверное, ему просто надо развеяться. Встряска – вот лучшее средство от любых проблем! Пожалуй, он все-таки пойдет на сегодняшнюю вечеринку. Он уже очень давно не был в родной среде, а тут - столетие со дня окончания университета, событие как-никак...
– На чем мы остановились? – спросил Дэвин, с трудом сконцентрировавшись на работе.
– Ты предлагал мне сделку. А я сказал, что мне это невыгодно.
Дэвин вперился взглядом в сидящего напротив умника. Потертая одежда, прилизанные волосы, дорогие сапоги, серьга дешевого золота в левом ухе... Ни рыба ни мясо. Тот еще, одним словом, фрукт! И принесла же его нелегкая именно сейчас, когда он, Дэв, ни рукой ни ногой.
– Почему невыгодно? Я тебе – удачу, ты мне – правило поведения. Какое тебе не жалко?
– Да бери хоть все!
– Все?
Нда-а-а… Дэвин опустил на ладонь все больше тяжелевшую голову. С таким он еще не сталкивался. Люди всегда до последнего цеплялись за свои установки, причем тем сильнее, чем больше те мешали им жить. "Бери хоть все"! Такое впечатление, что он просто не понимает, о чем говорит. Дэв бился с ним уже полдня, прощупывая то так то эдак – ни один прием не срабатывал! Похоже, само представление о каких-то там правилах у этого фрукта отсутствует. Начисто. Да нет... Ну не может такого быть!
Парень рязвязно-лениво отхлебнул из кубка.
– Я всегда думал, что демоны стараются купить твою душу, а взамен выполняют все желания…
Дэвин заскрипел зубами. Целую душу купить, скажите пожалуйста! Не объяснять же этому проходимцу, что на такое лишь мастера способны, а он, Дэв, пока только практикант!
– На удачу я и так не жалуюсь, - продолжал Фрукт, - а вот чего мне хотелось бы, так это как следует развлечься. Что ты мне можешь предложить?
Развлечься… Какой примитив! Дэв даже вздохнул.
Вообще-то можно было попробовать. На душу, конечно, не замахиваться, нет. Просто устроить прощелыге “развлечений” по полной программе (тем более что набор их в местном убогом социуме весьма невелик), попутно нанеся побольше урона окружающим. Один из самых простых и безопасных способов доказать свою вредность для рода человеческого. Проще только “путь беса”: выбираешь кого-нибудь из людей, желательно поамбициознее, и незаметно следишь за ним, чтобы быть в курсе всех его дел и в нужный момент подсказать, как быстрее и эффективнее добиться желаемой цели… А если при этом пострадает кто-то другой - ну что же, бывает. Такова жизнь! А затем просто оставляешь свою визитную карточку там, где организовал неприятности - чтобы старшие могли проверить твою работу. (У людей это, кажется, называлось "бес попутал". Но это глупости: во-первых, бесы тут ни при чем, они сами по себе; а во-вторых, никто из демонов никого из людей никогда и ничем не опутывал, скорее уж наоборот: люди получали шанс сделать то, чего давно уже требовала душа, задавленная грузом всевозможных условностей. Чем не благородная миссия - с человеческой точки зрения?) Объект ни о чем не догадывается, потому и риска никакого: нет контакта – нет проблем.
По такому пути пошел Дивус, лучший друг… Дэва это, помнится, сильно удивило. Ежеминутно вскакивать, куда-то нестись, постоянно маскироваться, что-то узнавать, организовывать, кого-то убеждать, уговаривать, соблазнять… Столько суеты, возни, дурацких мелочных хлопот! И все ради чего? Чтобы где-то там кто-то на кого-то обиделся? Чтобы один мелкий хмырь перешел дорогу другому, а ты заработал пару баллов? “Путь беса”. Ну разве это масштаб для настоящего демона?! Смех один. Вот что значит посвятить столько времени ЗАЧЕСу – больше, чем риторике и прогнозированию вместе взятым! Сам он такой вариант даже не рассматривал.
Дэвин был очень ленив.
Поэтому и не желал в свое время тратить энергию на ерунду вроде этого дурацкого ЗАЧЕСа с его прописными истинами. (Ну в самом деле, сколько можно твердить о важности ЗАщиты от ЧЕловеческих Свойств?! Ему, Дэвину, вполне хватило трех или четырех занятий, чтобы вдосталь наслушаться, как переливается из пустого в порожнее.)
Гораздо больше ему нравился МОЖЕСИТ – моделирование желательных ситуаций. В самом деле, если можно предвидеть основные линии ближайшего будущего, не сходя с места, зачем куда-то нестись? Да, наверное, именно благодаря своей лени он так преуспел в моделировании. Как он управлялся с шаром! На всем курсе ему не было равных.
В МОЖЕСИТе он и упражнялся каждую свободную минуту. И еще в риторике. А ЗАЧЕС – самую нелепую дисциплину, которую только знал, - выбрал исключительно затем, чтобы, прогуливая его, высвобождать время для любимых занятий. Или, прячась на лекциях за спиной Дивуса, дремать, приходя в себя после очередной пирушки.
Дивус же, друг его детства, был всерьез увлечен этим смехотворным предметом: часами просиживал над свитками, хвостом ходил за профессором… И на экзамене, конечно, снабдил Дэва шпаргалкой. Что самое удивительное, она оказалась правильной. (Они частенько разыгрывали друг друга подобным образом. В прошлую сессию, например, Дэвин подсунул приятелю такую “шпору”, что того чуть не вышвырнули из университета. Это на последнем-то курсе!)
ЗАЧЕС Дэв сдал блестяще.
А местом двухсотлетней преддипломной практики выбрал небольшой старинный замок в лучшем духе традиции, разогнал привидений, установил в потайной комнатке свой хрустальный шар для МОЖЕСИТа, а в расчищенном подвале – кусок янтаря. После чего потянулся, развалился прямо на полу и стал ждать.
Ждал он недолго. Замок стоял в стороне от полузаброшенной дороги: ездили по ней нечасто (места пользовались дурной славой) и в основном охотники, торговцы, мелкие разбойники и прочие любители приключений. В тот самый первый раз, положивший начало “копилке”, к нему заявился мелкопоместный дворянчик в потертом камзоле, с высокомерно вздернутым подбородком и страстной мечтой выиграть затянувшуюся тяжбу с соседом за право собственности на клочок бесплодной болотистой земли. Дело чести. Родовая гордость. На то, чтобы выяснить детали, Дэвину с его опытом риторики понадобилось несколько минут. Дворянчику просто до зарезу нужна была Удача. Но… он очень не хотел за нее платить. Ничем. Вернее, дело даже не в том, что не хотел - как будто просто НЕ МОГ. Не мог до такой степени, что скорее готов был отказаться от заветной мечты... Так они и ходили вокруг да около, пока Дэвиса не осенило: “А ты отдай мне то, что мешает тебе заплатить!” Упрямец подумал, подумал и... согласился, передав таким образом в полное распоряжение Дэвина одно из своих жизненных правил - его можно было сформулировать как “никаких дел с демонами!”.
Как только сделка вступила в силу, от головы человека отделилась едва видимая беловато-прозрачная змейка – Дэвин тут же схватил ее рукой в специальной рукавице (мелочь, но близко к себе подпускать не стоит!), смял в комочек, рысью понесся в подвал и там со всей возможной осторожностью поместил в янтарь. И напоследок даже игриво погрозил ей пальцем.
С этого момента все пошло как по маслу...

– Значит, так, - определился наконец Фрукт. – Хочу денег. Побольше и желательно золотом. Хочу женщин – самых молодых и красивых, разумеется. Хочу десяток роскошных камзолов и экипаж…
Тоска зеленая! Оживившийся было Дэвин почувствовал, что у него слипаются глаза. Прямо как на лекции по ЗАЧЕСу: “Наиболее распространенными качествами людей, заставляющими их страстно желать материальных ценностей, власти, любви красавиц/красавцев и прочего, являются не только зависть, алчность, неуверенность в себе, но и сострадание, жалость, любовь к ближнему… Внимание: любое из вышеперечисленных человеческих свойств в силу своей крайней информационно-энергетической нестабильности при непосредственном контакте меняет природу демона!” Одно и то же, всегда одно и то же! А Дивус занимается этим десятилетиями… да что десятилетиями – на столетия уже счет пошел! Неужели еще не свихнулся?
“Нет, все-таки я был прав - это не для меня”, - подумал Дэв.
Ему гораздо больше нравилось устраивать набеги на погреба крестьян, запасаясь сырьем для коктейлей, а в сумерках шататься по окрестностям и пугать местных девушек, показываясь им в своем натуральном виде. Девицы так забавно визжали, так быстро улепетывали, побросав корзины… Чтобы немедленно распустить слухи о лохматом призраке с хвостом и рогами. Старики многозначительно кивали в ответ и по вечерам, в нервном свете лучин, принимались шептать об ужасах, что творились некогда в стенах замка (Дэв иной раз подслушивал, умирая со смеху), и обязательно вспоминали поверье: тот, кто отважится зайти внутрь, оседлает удачу… Слухи обрастали подробностями, затейливыми, как маскарадный костюм, и разлетались дальше – приманкой для смельчаков и авантюристов.
И они приходили… и попадали в руки Дэвина... и уходили. А потом возвращались - легендами о везучести. Кто-то победил в войне. Кто-то получил огромное наследство. Кто-то отличился перед королем, выиграл пари или выгодно женился… Дэв расслабился окончательно.
Ему ведь даже делать ничего не приходилось! Он просто забирал у них то, что мешало им победоносно идти по жизни. Лишившись привычных внутренних ограничителей, его "клиенты" расправляли плечи и, словно сорвавшись с привязи, неслись напролом, сметая все на своем пути, подобно раненому носорогу. И, как правило, добивались успеха - сами. Замок вполне оправдывал свою репутацию, Дэв жил в свое удовольствие и основную часть времени проводил, экспериментируя с горячими коктейлями на основе местного самогона. А периодически упражнялся в риторике, чтобы пополнить свою коллекцию - выманивая у очередных простаков очередные установки. Прозрачных "змеек”, подтверждение своей демонической зрелости. В последние десятилетия он и в подвал уже не спускался, отправляя их в камень одним щелчком, лишь силой мысли. Блистательно опровергая широко распространенный стереотипа “демона ноги кормят”..

– Так что, по рукам? – нетерпеливо спросил Фрукт. - Ты мне обеспечиваешь красивую жизнь на полгода; ну а потом, если мне все понравится, получишь душу.
Вот идиот! Неужели не знает, что ничего не бывает за просто так? Непреложный закон всех миров. Если через полгода проходимцу "вдруг" что-нибудь "не понравится", оплатить как минимум потраченное время он обязан. Не целой душой, нет. Частью, пропорпоциональной стоимости оказанных услуг. Это даже оговаривать не обязательно. Самому Дэвину, ясное дело, даже частица человеческой души не нужна – была охота связываться! - но ведь ее можно продать… “По рукам!” – чуть было лихо не ответил он, но какой-то странный голосок в сознании натужно просипел: "Это нечестно!"
“Честно”? Да он значения этого слова толком не понимал! То есть не должен был понимать… Дэвин глухо застонал и вцепился когтями себе в шевелюру.
– Эй, ты чего? - озадаченно поинтересовался Фрукт.
– Заткнись, - почти попросил Дэвин, с тревогой прислушиваясь к ощущениям. “Грубить нехорошо!” – назидательно скрипнул голосок. – Знаешь что? Ты мне надоел!
– Ты это кому? – безмятежно поинтересовался Фрукт.
– И тебе тоже! – взревел Дэв. – Ну помолчи, пожалуйста, что тебе, трудно, что ли?!
– Странный ты какой-то, - заметил хмырь, потягивая вино. – А ты точно демон? Уж больно на человека похож, даром что волосатый…
Нет, ну это уже слишком!
– Думай, что говоришь! – проорал Дэв и с размаху запустил в проходимца серебряным кубком. Конечно, человеческим страстям демоны неподвластны, но своя-то, демоническая гордость у них имеется!
Фрукт, к сожалению, успел нырнуть под стол. Но ничего, он свое получит! Дэвин перевел дух и прислушался. Неужто снова хихиканье?
Он просто слишком долго прожил в одиночестве. Странно, конечно, но в последние годы ему все меньше хотелось видеть кого-нибудь из… своих. Ну ничего, сегодня от вознаградит себя! А заодно продемонстрирует друзьям-приятелям свой “фирменный” коктейль “вырвиглаз”: горячий самогон со жгучим перцем и муравьиной кислотой – второе свое достижение после прозрачных змеек.

* * * * *
Переступив порог кафе, где проводилась вечеринка, Дэв счастливо вздохнул. В воздухе витал тонкий аромат серы, под потолком горели синим пламенем шары, на сцене отбивала копытами дробь какая-то молодежная группа, повсюду слышался энергичный смех… Каким же надо быть дураком, чтобы из-за собственной лени похоронить себя в жуткой глуши на целую сотню лет!
Но сразу же после этого ему вдруг стало не то чтобы страшно, но как-то не по себе. Очень и очень дискомфортно. Вокруг было столько… столько... ДЕМОНОВ! Увидев Дэвина, все они дружно завопили и бросились к нему, размахивая руками. Он едва-едва успел выставить перед собой бочку…
Они хлопали его по плечам, выкрикивали приветствия, наперебой рассказывали о своих достижениях… Он лишь успевал уворачиваться от дружеских тычков.
– Вы посмотрите, кто к нам пожаловал! – раздался знакомый-знакомый голос.
Дэв оглянулся и облегченно выдохнул. Перед ним с зубастой ухмылкой на полфизиономии стоял Дивус, напомаженный и с начесами на шее и плечах.
После экзаменов они не виделись. Несколько раз Дэв приглашал друга в гости, но тот был слишком занят, организовывая мелкие неприятности людям. В свою очередь Дэвину, как всегда, лень было тащиться у нему...
Дивус немедленно увлек его за столик в углу, заказал им обоим вина и принялся болтать – обо всем сразу: о последних новостях, о себе, о проходящих мимо однокурсниках... Большинство из них занимались тем же, что и он сам - мелочным и безопасным вредительством, избегая полноценных сделок с людьми. ЗАБИРАТЬ что-то у людей - так, как это делал Дэвин, - не рисковал никто. Значит, понял Дэв, его шансы получить при распределении хорошее место резко увеличиваются.
Он повеселел и расслабился. Тем более что обстановка этому весьма способствовала: дым вокруг стоял столбом – как в прямом, так и в переносном смысле: музыканты терзали струны, танцоры скакали в клубящихся сизых спиралях; вверху поочередно зажигались шары, а у входа периодически снопами, как фейерверк, вспыхивали искры – визитные карточки вновь прибывших гостей… Вино на Дэва, правда, не действовало – пристрастился к своему “вырвиглазу”.
– Вон еще кто-то явился, - сказал Дивус радостно. – Пошли поздороваемся?
– Нет! – вырвалось у Дэвина. Вновь обретенное спокойствие вмиг улетучилось.
– Почему? – удивился Див. - Это же твои старые знакомые, можно сказать друзья...
– Не хочу никого видеть, и всё, - признался Дэвин. – Отвык от толпы, что ли?
На самом деле ему было неуютно, словно он находился среди врагов. Он как будто ждал от них подвоха...
– Странно, - протянул Дивус. - Совершенно ненормальная реакция. И сам ты какой-то не такой сегодня, на себя не похож... - (Дэвин заелозил на стуле.) - Да ты же весь чем-то опутан, словно цепями, - продолжал удивляться Див, пристально его разглядывая. - Вот это у тебя что? - вдруг ткнул он когтем куда-то ему в шею.
– Не прикасайся! - заверещал Дэвин, неожиданно для себя высоко подпрыгнув.
“Демон! Рядом! Никаких дел с демонами!” - пронеслось в голове. Должно быть, он сильно изменился в лице, потому что Дивус нахмурился и сказал:
– Не понимаю, что с тобой. А ну-ка, расскажи ты мне теперь, чем занимался в последние годы.
– С удовольствием! – воодушевился Дэвин. Он вдруг осознал, что его неудержимо тянет похвастаться. “Знай наших!” Странно… Раньше он вроде не был таким тщеславным.
И он рассказал.
Дивус внимательно слушал, не задавая вопросов, а затем потряс головой и, словно не веря своим ушам, медленно спросил:
– А куда ты их деваешь - принципы? Ну, хранишь где?
– Обижаешь, - ухмыльнулся Дэвин не без самодовольства. – Известно где – в камне. Каждый идиот знает, что камень и вода – лучшие емкости для хранения энергетических субстанций. Вряд ли, конечно, эти самые принципы можно так прямо отнести к энергетическим субстанциям, но в камне им самое место…
– Да погоди, - отмахнулся Дивус. – В каком камне? Где ты его добыл? Где разместил?
– В янтаре, - похвалился Дэв. - Мне случайно достался огромный кусок янтаря – собственно, это и натолкнуло меня на мысль собирать правила; и вот, когда я добыл свой первый принцип, я свернул его в тугое колечко и запустил в камешек. Потом…
– Идиот! – взвыл Дивус, хватаясь за голову, точнее за рога. – Кретин! Бестолочь!
– Ругаться нехорошо! – не успев сдержаться, выдал Дэв. К счастью, друг этого не расслышал.
– Янтарь!!! Ты бы еще комок глины взял! Неужели ты не знаешь, что подразумевается под словом “камень”? Кристалл! Рубин, топаз или изумруд! Чем чище, тем лучше, и уж как минимум размером с кулак! Именно поэтому с душами так редко связываются: далеко не всем по карману их хранить…
Дэв почувствовал холодок между лопатками, но храбро возразил, стараясь говорить как можно снисходительнее:
– Сам дурак! Сравнил тоже… То Ду-ши, а у меня – какие-то жалкие принципы, всего-навсего искусственные порождения ограниченного разума. Я понимаю, если бы речь шла об эмоциях, а тем паче страстях…
– Идиот!!! Теория о том, что разум и чувства принципиально и легко разделимы, устарела столетия три назад, причем доказал ее несостоятельность не кто-нибудь, а наш собственный Куратор! Да ты что, спал, что ли, на ЗАЧЕСе? – (Дэвин машинально кивнул.) – Ну и дела… Ладно. Ты соберись, а то вдруг кто из профессоров нагрянет. Если эти старые хрычи поймут, что с тобой происходит…
– Нельзя так о старших! – нервно выпалил Дэвин и сам же поперхнулся.
– Э-э-э, - сказал Дивус. – Ты знаешь что? Отсядь-ка от меня подальше! Нет, лучше я сам отодвинусь…
Он передвинул свой стул и огляделся по сторонам. На них никто не обращал внимания: большинство демонов или отплясывали что-то зажигательное, или, сгрудившись вокруг бочки, обсуждали коктейль “вырвиглаз”; остальные забавлялись тем, что пускали в потолок разноцветные молнии. Тогда он наклонился к Дэву и полушепотом спросил:
– Слушай… А что ты чувствуешь?
– Ну… это… - начал было Дэв. “Никому не доверять!” – противно проскрипело в голове, и он быстро сказал: - Да ничего особенного, если подумать! – “Врать нехорошо!” – тут же “понял” он, и, чтобы скрыть замешательство, залпом опрокинул в себя целый стакан.
– А что… - начал Дивус, но тут по всему залу раздались приветственные возгласы, слившиеся в единый рев, и он обернулся. - Куратор пожаловал, - объяснил он радостно. – Ну, сейчас начнется…
Но Дэвин благоразумно не стал уточнять, что именно начнется. И ждать не стал. Ни минуты. Как только друг отвернулся, он немедленно шмыгнул к себе, в замок.

* * * * *
Оказавшись в родном жилище (“Дом – это святое!”), он первым делом понесся в подвал...
Комнатка, где он поместил кусок янтаря, не открывалась уже много лет. Если не десятилетий… Он с трудом отворил тяжеленную дверь, не без труда вспомнил, где именно оставил янтарь - в самом темном углу, – и протиснулся туда.
Камень был там. Лежал на боку. Дэв помянул ангела. Сбывались его худшие предчувствия! Осторожно, двумя пальцами подняв янтарь, он стер с него бахрому пыли. Так и есть – по всей длине “хранилища” тянулась линия разлома. Камень был пуст.
Ну конечно! Принципов в нем скопилось слишком много, и им попросту стало тесно - тем более что многие их них друг другу противоречат…
Да, но куда же они подевались?
И тут Дэвин похолодел. Прямо напротив того места, где лежал янтарь, в каменной кладке была щель. Углядеть ее мог разве что глаз демона, но она была. А там, за стеной… О нет, только не это! Его драгоценный “вырвиглаз”! Дэвин взвыл: скорее в “лабораторию”...
Над котлами витали змейки. И не один десяток. Когда Дэв просунул голову в дверь, они потянулись к нему…
Как же он не замечал их раньше, ведь проводил здесь столько времени?! Подумать только, ведь это почти непосредственный контакт! И как долго это продолжается? Трещина в камне успела забиться пылью. И это хихиканье... Когда он услышал его впервые? Дэв не мог вспомнить точно. Сколько змеек на него успело насесть?! Хотя какая разница, сколько бы ни успела, и этих достаточно, чтобы свести его с ума! Не говоря уже о том, что теперь весь запас “вырвиглаза” для него потерян…
Как хорошо, что наверху у него хранится еще пара бочонков!

* * * * *

Наутро он обнаружил себя на полу в любимой комнате. Он долго сидел, тряся головой и пытаясь сообразить, что доставляет ему больше мучений – похмелье или скрипение принципов. “Напиваться грех!” – не умолкая ни на секунду, зудел один из них. “Нужно себя беречь!” – вторил другой. Время от времени Дэвин убедительно просил оставить его в покое. Очень убедительно. “Не хами!” – немедленно заявлял третий...
Внизу периодически принимался громыхать Фрукт. Драгоценности, что ли, ищет? Надо бы пойти посмотреть, чем он там занимается... “Да какая разница?” – резонно возражал очередной голос.
В конце концов Дэвин не выдержал. То есть как это какая разница?! Демон он или не демон?! Какой-то прощелыга хозяйничает в его собственном замке, того и гляди стибрит что-нибудь, а он тут отлеживается! Эти мысли придали ему сил. Итак, пора за дело.
И тут он обнаружил, что ему сложно даже встать. Принципы! Нет, это не просто ограничители воли! Кандалы, да и только! А ведь люди, эти странные существа, таскают их на себе добровольно, всю жизнь, в большом количестве... Более того - еще и гордятся этим! Мало, мало он знает о людях… “Людей нужно уважать!” – подтвердил очередной голосок в сознании...
Фрукт внизу снова зашумел. Дэвин заставил себя встать и потянуться. Нет уж, никуда он этого умника не отпустит. Еще чего! После того, как он с ним столько намучился, вытрясти из него хоть что-нибудь – дело принципа! Справится как-нибудь. “Правильно! Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом!” Дэвин расправил плечи и выпятил подбородок. “Остановись от греха подальше. Лучше синица в руках, чем журавль в небе!” Дэвид, все еще с гордой осанкой, застыл. “Нет, синица в руках!” – “Нет, генералом!..” Некоторое время он покорно слушал препирательства. Затем синица победила, и он, почему-то на цыпочках, начал пробираться к двери…
Но тут прямо в проеме образовалось искристое облачко, и по нему снизу вверх пронеслась молния, изогнувшись причудливым знаком – визитная карточка Дивуса... А через полминуты материализовался и он сам.
– Э-э-э, привет. Не ждал тебя так рано, - промямлил Дэв. “Долг гостеприимства – это святое!” - тут же укорил его скрипучий голосок.
Дивус уже стоял посреди комнаты и вертел головой.
– Значит, тут ты и живешь? Веселенькое местечко. А котел с коктейлем где? Покажешь?
– Не сейчас! – взвился Дэв. – Там у меня… э-э-э… секретный эксперимент. Видишь ли, основная проблема в том, чтобы заставить самогон оставаться горячим хотя бы сутки... А ты налей вон из того бочонка – там еще осталось чуть-чуть. Правда, он остыл.
– Совсем не то, - попробовав, подтвердил Дивус недовольно и плюхулся на потрепанный стул в форме трона. - Ты так неожиданно вчера исчез - даже не поздоровался с Куратором. Кстати, твой коктейль имел большой успех – Куратор даже собирается заказать несколько бочек: скоро юбилей у ректора. А знаешь, ты можешь делать на этом неплохие деньги…
– Значит, и Куратор приходил?
– А как же! Он сейчас присматривает себе помощника. Прикинь, какая красота: местечко непыльное - знай себе бумаги перекладывай да с хорошенькими студентками заигрывай, - а уж перспективы... – Див подмигнул крапчато-желтым глазом. - Но я, конечно, замолвлю за тебя словечко...
– Ты настоящий друг!
– Ну еще бы! – Див весело осклабился. - А помнишь, как ты меня подставил на том экзамене по риторике? Вот смеху-то было! Экзаменатор: “Так что вы будете делать, чтобы расположить к себе представителя рода человеческого?” А я ему: “Три раза под дых и один – в челюсть!” Он аж посинел, бедняга!
– Див… - пробормотал Дэвин. – Ты это… ну… не сердись на меня, ладно? Я ведь был уверен, что ты мне это припомнишь – позже, когда я сам чуть не провалил ЗАЧЕС. Ты мне так помог…
Вместо ответа Дивус как-то странно хрюкнул.
– Нет, правда, - все больше воодушевлялся Дэв, - если бы не ты, меня бы здесь сейчас не было!
Дэвин осекся. Друг смотрел на него во все глаза; затем медленно обвел взглядом комнату.
Не доверять демонам! – некстати вспомнил Дэвин. И тоже осмотрелся.
Сырой каменный мешок с окнами-щелями, в котором сквозняки соперничают с тайфунами. Вековая пыль, не выводимая никакими заклинаниями. Примитивная мебель… если это вообще можно так назвать. А ведь раньше он пытался поддерживать порядок. Почему же перестал? Мало того, он даже шерсть уже давно не расчесывал! “Нельзя размениваться на мелочи!” – услужливо подсказал скрипучий голосок. (Это у него от того юнца с манией спасения мира. Мир он, конечно, не спас, зато двух женушек уморить уже успел и недавно взялся за третью.)
Дэвин мысленно оскалил клыки. Голосок притих. Дивус откашлялся и подозрительно осведомился:
– Слушай, ты это что, всерьез? Нет, ты, конечно, всегда был не от мира сего, но чтобы настолько? Какой смысл мне было давать тебе правильную шпаргалку на выпускном экзамене по ЗАЧЕСу?
– Ты хочешь сказать… - протянул Дэвин. Кажется, он начинал прозревать. – Если бы ты не подсунул мне эту чертову шпаргалку, я бы поневоле стал готовиться к пересдаче, разобрался бы в предмете и не ошибся бы при моделировании, и…
И никогда бы не вляпался в такую историю! Дэвин заскрипел клыками и смял в кулаке кубок. Древний стул, на котором вальяжно раскачивался Дивус, затрещал и рухнул.
– Эй, Дэв, ты чего? – Бывший друг заерзал среди обломков и заозирался. – Ты же понимаешь: ничего личного. Всем надо жить! – Он неуклюже высвободился из захвата сломанных ножек и брезгливо отряхнулся. - И потом, ты так продвинулся в этом своем моделировании, что конкурировать с тобой стало очень сложно – как тут простому работяге вроде меня получить теплое местечко?
– Друзей не предают! – возопил Дэвин. (Это от того бедного рыцаря, сдвинутого на кодексе чести... Теперь уже богатого ростовщика).
– Нет, ты совсем не в себе, – бросил Дивус уже раздраженно. – Ты еще скажи, что у меня совести нет! - Покосился с сомнением на другой стул и остался стоять. - Да ну тебя вообще к ангелу!
– Ругаться нехорошо! - (А это, как и "не перечь старшим!", досталось Дэву от девчонки – манерной кокетливой аристократочки, ангел знает как оказавшейся вблизи его замка. Она сбежала от отца, который старался поскорее сбыть ее с рук и не слушал никаких возражений. А у нее и возражать-то толком не получалось – разве можно перечить старшим? После встречи с Дэвином она вернулась домой. Говорили, что отца при ее появлении чуть не хватил удар. Надо думать! Как она выражалась, покидая замок! – сам Дэвин заслушался. Теперь девчонка сама заправляет имением, а папаша у нее ходит по струночке.) – А совести у тебя точно нет!
Див поперхнулся коктейлем и истерично, с подвываниями, захохотал.
– Да ты, вижу, еще больше влип, чем я думал! Надо же, какой дури набрался… А с ближними делиться случайно не нужно?
– Нужно!.. - Дэв исподлобья уставился на приятеля. – То есть, нет, конечно, не нужно… Но нужно! – Еще и это!
– Ладно, как бы то ни было, сделанного не вернешь, и теперь мы с тобой оба примерно в равном положении. Кстати, я глянул на того парня там, внизу. Отличный образец для опыта! Одни амбиции – и никаких принципов! Куратору будет любопытно взглянуть, как ты с ним справишься…
– Куратор? Опыт?!
– Ну да… Разве я не сказал? Куратор будет здесь с минуты на минуту. Посмотрит, как готовится коктейль, и проверит, как ты работаешь. Ты же знаешь, проверка – часть нашей практики…
У Фрукта внизу снова что-то зазвенело… Избавиться от него! Немедленно!
– Да, я предупредил его, что объект для опыта у тебя имеется, - заметил вскользь Див.
– Подлец! – взревел Дэвин. – Ты меня подставил!
– Что такое “подлец”? – удивился Дивус, глядя на него во все глаза. Потом выдохнул: - Ну ты даешь! Совсем сбрендил! Можно подумать, сам бы ты этого не сделал?
Дэвин зарычал. Да! Он и сам бы так сделал! Всего каких-нибудь пару недель назад!!!
Див довольно хохотнул и опрокинул в себя остатки коктейля.
– Ну, не скучай! – и испарился прежде, чем Дэвин успел до него допрыгнуть... чтобы три раза под дых и один – в челюсть!
.
* * * * *
Куратор! Куратор будет здесь с минуты на минуту! В такой панике Дэвин не бывал никогда в жизни. И было от чего в нее впасть! Куратор – очень опытный демон, к тому же это тот самый профессор, который вел у них ЗАЧЕС (вредный, помешанный на науке старикан… хоть и нехорошо так о старших); он немедленно поймет, что здесь происходит: разглядит и беспринципного Фрукта, и хихикающих змеек над котлом в лаборатории, и кандалы у Дэвина на руках... Тогда всё – прощай не только хорошее место при распределении, но и - страшно подумать! - сама репутация; и быть Дэву полжизни мелким клерком на побегушках... Это если его вообще до защиты диплома допустят. А если нет?! И ведь не спасут никакие заслуги в прошлом…
Заслуги? Ну конечно!
Через минуту он был в соседней комнате - там, в самом центре, на устойчивом треножнике красовался хрустальный шар, некогда составляющий основной предмет гордости, а теперь тоже пыльный до безобразия. Дэв торопливо его очистил. Надо же, а ведь он совсем забросил МОЖЕСИТ!
Дэвин активизировал шар, и тот тускло засветился, готовый к работе.
Итак, исходные данные. Что мы имеем? Шар ожил и, словно зеркало, отразил Дэвина и обстановку вокруг.
Дэва передернуло. Так вот почему Фрукт его совсем не боялся! Видок, надо признать, весьма помятый, как у неудачника после попойки... Хотя почему "как"? И прозрачно-белые жгуты - не только на руках, но и вокруг шеи, и по всему туловищу...
Демоническим усилием воли подавив крик, Дэв продолжил работу.
Значит, теперь задаем параметры желательной ситуации: цветущий вид, свобода мыслей, роскошь, слава, карьера... (Шар послушно изменил картинку.) Вот так-то лучше! И, наконец, самое главное: как от первой ситуации перейти ко второй, причем в ближайшее время - в САМОЕ что ни на есть ближайшее?!
В глубине шара начались изменения. Дэв напряженно следил за ними, пока не понял: он хочет невозможного. Ту кашу, которую он заварил, так просто не разгрести, да еще в ближайшие часы. Руки у него опустились. В ушах тут же раздалось хихиканье. И характерное поскрипывание...
"Да плевать тебе на все!" – посоветовал один голосок. "Бороться бесполезно!" - подтвердил другой. “Без принципов плохо!” – пискнул третий. "Ну вот еще! Всегда добивайся цели!" - возмутился четвертый. “Делай по-своему! Из принципа делай!” – вклинился пятый…
– А ну цыц! - прикрикнул Дэвин, почувствовав, что голова пошла кругом. - Сам разберусь. - (Скрипение затихло.) – Вот так-то! А то ишь, раскаркались!
Однако похоже, что на сей раз змейки, эти враги рода демонического, правы. У него только два варианта: передать кому-нибудь принципы или... или оставить все как есть.
Дэв снова активизировал шар и “полюбовался” на свое отражение.
Просмотр возможных ситуаций. Вариант первый: всё как есть. Что будет, если он оставит при себе принципы (признаться, он уже начал к ним привыкать)?.. Шар послушно показал что: у демона в его глубине отвалился хвост, исчезли когти и рожки, выпала шерсть… Хм! Перед Дэвом стоял обычный селянин – вроде тех, кого ему нравилось пугать по вечерам вблизи замка.
О, нет! Все, что угодно, только не это!
Ну а второй вариант - сбагрить змеек кому-нибудь еще? Он, конечно, намного лучше: решает сразу все проблемы. Вот только... Как может демон добровольно что-то ОТДАТЬ?! Это часть его природы – не отдавать ничего, что стало твоим… Разве только попытаться этим пренебречь? И что получится?..
В глубине шара над головой “селянина” проявился нимб, а за спиной белыми парусами взметнулись крылья. Кошмарное изображение кротко посмотрело на Дэва и, потупив лазоревые очи, послало ему воздушный поцелуй…
– А-а-а-а!!! – не смог больше сдерживаться Дэвин.
От напряжения мышц одна или две змейки, плотно обвивающие его шею, лопнули. Дэвин ухватил их за хвостики и зажал в кулаке.
В три прыжка он скатился с узкой винтовой лестницы и еще в четыре доскакал до “лаборатории”. Пинок – и массивная дверь распахнулась. Парящие в клубах пара змейки повернули к нему безглазые головки. Чувствуя, как глаза наливаются кровью, Дэв оглядел помещение. Змейки прекратили хихикать, съежились и попытались расползтись по углам...
– Ну уж нет! – рыкнул он. – С меня хватит! – и недолго думая, могучим усилием мысли согнал их в одно место и сгреб в бесформенный клубок; к нему же прилепил тех, что держал в руке. Оставалось лишь придумать, что с ними делать дальше, ибо, как он немедленно понял, долго их удерживать не получится.
И тут он услышал голос Дивуса:
– Прошу вас, Куратор, направо и вниз, лаборатория там… Осторожно, здесь камень!
Нет, ну каков гад! Дэвин схватил прозрачный клубок руками и сжал так, что змейки истошно запищали. Всё ведь успел разнюхать – где, что и зачем, даже камень в коридоре высмотрел… Камень? Камень! Камень и вода – лучшие емкости для хранения энергетических субстанций! Воды тут, правда, нет, но…
– Он сказал, что проводит секретный эксперимент… - Голоса раздавались уже совсем рядом. – Отличная возможность посмотреть, пока его нет поблизости. Сейчас свернем за угол…
Больше у него не было не минуты! Дэвин размахнулся и, игнорируя протестующий писк, зашвырнул змеек в котел. В запале ярости (пополам с ужасом) он успел еще нескольких отодрать от себя - и отправил следом.
Коктейль в котле немедленно вспенился, раздалось шипение, взметнулся серебристый фонтанчик... Но выяснять, какими будут последствия, Дэвин уже не мог: выскочил из комнаты и забился в угол.
Буквально тут же из-за угла вынырнул Дивус под руку с Куратором – солидным, хотя и франтоватым демоном (из тех, что курят сигары и носят монокли) – и оба скрылись за дверью лаборатории.

Не успел Дэвин перевести дыхание, как услышал, что крадется кто-то еще, а затем из-за того же угла выглянула плутовская физиономия. Фрукт! Про него-то он и забыл! И что же он здесь забыл? Дэвин подпустил его к самой двери и только потом глухо прорычал:
– А ну стой! – Фрукт подскочил, Дэвин сгреб его в охапку и хорошенько встряхнул! По полу со звоном покатились серебряные ложки. – Так ты еще и воррруешь?!..
– Ладно, ладно… - забормотал Фрукт. – Ну чего ты так нервничаешь? Я как раз искал тебя, чтобы попросить разрешения взять себе что-нибудь на память…
– Заткнись! – Для пущей убедительности Дэвин тряхнул его еще разок… изо всех сил.
Только бы они там, в “лаборатории”, не услышали шума! Он осторожно заглянул в приоткрытую дверь.
– Удивительный цвет, - говорил Куратор, склонившись над котлом и рассматривая в монокль варево, – никогда такого не видел. А запах!
– Попробуем? – Дивус уже стоял наготове с ковшиком. (Вот прохиндей!) – А то сами понимаете, этот жадюга не даст! - Осторожно зачерпнув серебристого коктейля, он протянул ковш Куратору...
Дэвин дернулся: “Об опасности надо предупреждать!” – шепнул ему голосок. Но другой скрипнул сварливо: “Каждый сам за себя!” Второй постулат показался ему убедительнее (тем более что как нельзя лучше соответствовал природе демона), и Дэв остался на месте. Как все-таки хорошо, что принципов у него стало меньше: управляться с ними теперь значительно легче.
Куратор тем временем “уговорил”, смакуя, полковша (“Недурственно! Очень недурственно!”) и передал остатки Дивусу…
Дэвин, в голове которого начал рождаться хитроумный план, следил за ними затаив дыхание... пока не раздался первый вопль.
Тогда он медленно обернулся к Фрукту, которого, оказывается, все еще держал за шиворот.
– Значит, так. Слушай меня внимательно. Я прощу тебе воровство. И даже подарю эти ложки. И даже не стану отдавать тебя тем двум страшным демонам…
– К-каким страшным д-демонам? – пролепетал тот, клацая зубами – то ли от страха, то ли от удушья.
– А вон... - Дэв поудобнее перехватил руку и поднес парня к двери.
Тот глянул и в ужасе задергался. Дэвин его понимал. На это действительно стоило посмотреть! Два демона: молодой, тощий, кривоногий и дородный, седой, в монокле, - из-за вставшей дыбом шерсти казавшиеся вдвое больше, дико вопя и с вытаращенными глазами носились по комнатке, натыкаясь на все предметы и шарахаясь от котла. Правда, видеть из всего этого Фрукт мог только их горящие синим огнем безумные глаза: в подвале было темно, а демоническим зрением он не обладал. Но так было даже еще эффектнее.
– Согласен! Я согласен! – прохрипел он, дрыгая ногами. – Только спрячь меня куда-нибудь! На все согласен!
– Не скули, - прервал его Дэвин. – Всего от тебя не требуется. От тебя вообще почти ничего не требуется...
– Согласен!
– Вот и отлично. – И, по-прежнему держа его мертвой хваткой (на всякий случай), Дэв помчался к себе наверх.
Там у него остался еще один, последний бочонок коктейля.

* * * * *
Хорошо! Дэвин счастливо вздохнул. Какое наслаждение сбросить цепи! Какое счастье – вновь почувствовать всю мощь своих способностей! Э-э-э… Счастье? Хм! Что за странное понятие! Значит, еще что-то человеческое в нем осталось. Дэв вторично наполнил кубок свежеизобретенным коктейлем и сделал приличный глоток. Ладно, Фрукта он благополучно выпроводил. Остаются те двое в винном подвале.
Он даже не стал утруждать себя спуском по лестнице, а, прихватив с собой кубок, сразу материализовался в полутьме лаборатории. (Как и большинство демонов, телепортироваться внутри помещений он не любил, но сейчас испытывал просто небывалый подъем.)
– И-и-и! – взвизгнул при виде него Дивус и спрятался за котел. - Демон!
Куратор вздрогнул, но попытался сохранить лицо:
– Ну почему же сразу – демон? То есть, я хотел сказать, рад вас видеть, Дэвин!
– И я вас тоже, профессор, - осклабился Дэв. - Я вас так ждал! Ну, как самочувствие? Как коктейль? Новый. Я назвал его “оцепин”. Начинайте рассказывать, а я буду фиксировать. – Он небрежно достал из воздуха маленький столик, гусиное перо, чернильницу и бумагу. Обычно он не тратил энергию на подобные дешевые фокусы, но сейчас эта демонстрация силы пришлась как нельзя кстати – окончательно деморализовала противника.
– Фиксировать? – переспросил Куратор, дрожащей рукой поправляя монокль. - Да что тут происходит?!
– Эксперимент, Куратор, - объяснил Дэв и, покачиваясь с носка на пятку, как это делал на лекциях профессор, размеренно заговорил: – Все мы слышали, что бывает с нашими собратьями, неосторожно подпустившими к себе человеческую душу или относительно значимую частичку души. Болезнь, мутация, потеря магических способностей, развоплощение, наконец… - (Куратор содрогнулся, Дивус посинел). - Но, насколько мне известно, до сих пор никому из демонов не удавалось принять их внутрь. – И он демонстративно отхлебнул из своего кубка. – Вот кстати, профессор, у вас рога еще шататься не начали?
Куратор затрясся и обеими руками вцепился в рога.
– Негодяй! – первым опомнился Дивус и даже выскочил из-за котла. - Ты нас подставил!
– Спокойно, дружище, - проникновенно сказал Дэвин. – Ничего личного. Ты же понимаешь: наука прежде всего. Итак, продолжим. Желания сделать что-нибудь доброе и бескорыстное, часом, не появилось? Ну же, соберитесь – ради науки-то!
– Наука? – любимое слово, очевидно, придало Куратору сил. Он прекратил раскачивать собственные рога и оживился: - А ведь вы правы, Дэвин: это новое слово в теории и практике ЗАЧЕСа! Я понимаю, льстить нехорошо... О! Это я сказал?!
– Вы! - подтвердил Дивус, не успев, по всей видимости, отцепиться от какого-нибудь "всегда говори правду!".
– Ну, как бы то ни было, - заторопился Куратор, - такое даже мне в свое время не пришло в голову. А вы, - повернулся он к Дивусу, - вы говорили, что он ни с чем не справляется!
– Не справляюсь? – оскалился Дэвин, в упор глядя на приятеля. – Вот как?
– Я говорил? Я не говорил, - залебезил Дивус, старательно отворачиваясь.
– Врать нехорошо, - укорил его Дэвин и подсказал: - Но ты можешь попросить прощенья…
Казалось, Дивус только этого и ждал:
– Дэв, прости! Я такая свинья! – всхлипнул он, ударив себя в грудь кулаком. – Ты мой самый верный, самый испытанный друг, а я?..
– Дивус! – возмутился Куратор, отшатнувшись. В целом он гораздо лучше боролся с принципами, хоть и было заметно, что дается это ему нелегко. - Вы ведете себя в высшей степени неприлично! И вообще… Я вас, кажется переоценил! Дэвин, место моего помощника ваше – если, конечно, вы соблаговолите согласиться…
– Не соблаговолю, - победно ухмыльнулся Дэв. Уселся на столик, скрестив ноги, и широко зевнул.
– Что? – Куратор надменно выпрямился. – Вы отказываетесь занять должность моего помощника – место, за которое ваши сокурсники бьются десятки лет? И извольте встать, когда говорите со старшим!
– Ой, профессор, - Дэвин округлил глаза, - кажется, у вас за спиной что-то светится…
Куратор бестолково замахал руками, выронил монокль, подпрыгнул и изогнулся, пытаясь заглянуть к себе за спину. Дэвин довольно хмыкнул и хлебнул коктейля. Ему все больше нравился его вкус.
– Что это ты все время пьешь? – подозрительно осведомился Дивус, пытаясь заглянуть в кубок.
– Это? – Дэвин поднял руку повыше. – Новый рецепт. “Отпустин” называется. Хочешь?
– Нет!!! - Дивус снова исчез за котлом.
– Зря. – Дэвин пожал плечами и одним глотком допил остатки. – Заметь, я предлагал.
Куратор перестал вертеться и, тяжело дыша, тоже уставился на кубок.
– Как, вы сказали, это называется? – Все же он был настоящим демоном – практичным и цепким. И профессором к тому же. - “Отпустин”? Так это что же, противоядие?
– Оно самое, - подмигнул Дэв.
Покосившись на котел, в котором все еще взрывались фонтанчики, Куратор сдался.
– Ладно, ваша взяла. Чего вы хотите?
И Дэв изложил чего. Подробно, без стеснения и страха. Ха! Ведь он снова был полноценным демоном – свободным и бестрепетным.
– Диплом досрочно и без защиты? Ему? – истерично выкрикнул Дивус. – Да еще компаньоном? Его?! Да для этого нужно пятьдесят лет по специальности проработать! А как же я?! Я протестую!
– Заткнись! – рявкнули Дэв и Куратор одновременно.
– Продолжайте, Дэвин, - попросил Куратор, - это очень интересно. Значит, практический курс? Я читаю лекции - вы ведете практику и в числе учебных пособий всем желающим предлагаете “оцепин”…
– Ну да, чтобы любой молодой демон на короткий срок мог почувствовать себя человеком, - пояснил Дэв. – В конце концов, должны же мы выяснить, чего они им больше приносят, эти добровольные кандалы, – вреда или пользы? И как они с ними справляются, если мы не вмешиваемся. В интересах ЗАЧЕСа, конечно… А противоядие продаем. Дорого. Очень дорого.
– А я? – снова подскочил Дивус.
– А у тебя сейчас хвост отвалится, - пообещал Дэвин и заткнул уши. - Да не вопи ты так, сам оглохнешь! Ладно уж, будешь поставлять нам “сырье” – людей, желающих избавиться от принципов. И не имеющих таковых вовсе. - Последние гораздо ценнее, но об этом молчок. - А теперь поклянитесь... поклянитесь природой демона, что, получив от меня противоядие, не передумаете. Оба.
– Вы нам не доверяете? – оскорбился профессор.
Дэвин пожал плечами:
– Я же демон.
– Ну да, конечно… - поспешно пробормотал Куратор. - Клянусь. Дивус?
Но Дивуса, очевидно, все еще терзал один из принципов серии "ни за что не уступай!":
– Не буду! Это изначально провальный проект. Ректор ни за что не согласится ввести настолько экстремальную практику!
– А ведь действительно... - задумался Куратор. - Может не согласиться.
– Согласится, - пообещал Дэвин. - Куда он денется? Вы ведь, кажется, хотели заказать к его юбилею коктейль?
Все трое обернулись и окинули взглядом огромный черный котел: над весело побулькивающим "оцепином" поднимался светлый пар и закручивался в замысловатые фигуры.
– Дивус? - повысил голос Куратор.
– Клянусь! - выдавил тот, бочком отодвигаясь от котла. - А каков состав противоядия?
– Коммерческая тайна, - хохотнул Дэв. Так он им и рассказал про состав! Хотя вообще-то что может быть проще? Клин клином вышибают. У Фрукта все же было свое жизненное Правило, просто он этого не осознавал. "Не иметь никаких принципов!" - это ведь тоже принцип, да какой! - Ну, пошли уже, что ли? А то неизвестно еще, что с вами через полчаса станет. Вы же не хотите это проверять на себе?
Дэвин шел за припустившими вперед компаньонами и довольно улыбался.
В голове у него разворачивалась программа быстрого карьерного роста, и первыми ее ступенями были: коктейль "расчувствин" для аспирантов и "задушин" - для профессоров...
Обсудить на форуме

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи