Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Наталья Черёмина - Запах женщины
Раздел: Следующее произведение в разделеПрозаПредыдущее произведение в разделе
Автор: Следующее произведение автораНаталья ЧерёминаПредыдущее произведение автора
Баллы: 6
Внесено на сайт: 17.04.2006
Запах женщины
Дарья воняла с детства. Вернее, с самой ранней поры полового созревания, когда обычно мамы объясняют дочкам, что мыться надо почаще и потщательнее в определенных местах. Мама, вечно пребывающая в состоянии вселенской созерцательности, ничего ей не объяснила, подружки молчали, чтобы не обидеть, ну и конечно, не обошлось без природы-матушки, наделившей Дарьины потовые железы необычайной работоспособностью. Плюс природная лень и неряшливость. Мало того, постоянные конфликты с отчимом в пятнадцать лет пробудили в ней тягу к бродяжничеству, что позволило не мыться и не стирать одежду месяцами (какая уж тут гигиена в подвалах и на заброшенных дачах). Излишне будет упоминать о том, что примерно в то же время и школа была окончательно заброшена.

Итак, Даше пятнадцать. На ней рваные (не от стиля, а от старости) выцветшие джинсы, раздолбанные мокасины и одолженная у какой-то подружки короткая кожаная куртка с вытертыми проплешинами и облезлыми клепками. Из головы торчат давно немытые клоки волос с высветленными добела кончиками и темно-серыми корнями. В радиусе примерно пяти метров вокруг нее распространяется фантастический коктейль ароматов: окурки дешевых сигарет, перегар, давно скисший пот, натруженные ноги, нестриженые ногти с залежалой грязью, неподмытые после секса гениталии, перхоть, залоснившееся от грязи белье. Не пахло только мочой и калом, но в конце концов, она же не немощная какая-нибудь бомжиха, она молодая и здоровая девушка из вполне благополучной семьи, только вот протестует против сложившихся порядков и прогнившей системы. К вышеописанному аромату надо присовокупить вполне заурядную внешность: сонные глаза, припухший и как будто расплывшийся рот и чрезвычайно курносый нос, который сама Дарья, не лишенная чувства юмора и самоиронии, называла трамплином. Фигура тоже так себе: ростик средненький, сиськи огромные, но не по годам отвисшие, икры как у футболиста. Хороши тонкая талия и узкий зад, но эти части тела странно противоречат ногам сорокового размера и приличными кулакам, которые даже отправили как-то раз одного нежелательного поклонника в реанимацию.

Вот представьте, что это создание – чемпион по разбиванию мужских сердец. Это не шутка – это либо мистика, либо химия. Симпатичные одноклассники, модники-тусовщики, студенты престижных ВУЗов, лощенные яппи, молодые и старые предприниматели, жирные иностранцы, просто хорошие парни, пищали как кутята, чтобы затащить ее в постель. И не просто постель, а любовь, верность, замужество, луну с неба и золотые горы – все готовы были положить к Дашиным ногам за один благосклонный взгляд ее мутных глазенок. Подарки, правда, пошли чуть позже, а в пятнадцать лет Дашка только начала осознавать свою непонятную власть над противоположным полом и только делала первые шаги, чтобы научиться ею пользоваться.

После нескольких, в буквальном смысле, коленопреклоненных, со слезами на глазах, признаний в любви от симпатичных и перспективных сверстников, Дарья призадумалась. Мысли довели ее до ближайшей приличной гостиницы, где она вечерами стала сидеть в баре, строить глазки дряхлым немцам и сшибать у них по десять марок на такси для маленькой школьницы, которую уже мама заждалась (эту фразу она очень четко выучила по-немецки). История умалчивает, было ли там что-нибудь больше простого сшибания мелочи, но у Даши скоро завелись деньги. Вы думаете, что она купила себе новую одежду или стала хотя бы чаще мыться? Ничего подобного. Но деньги завелись такие, что в один прекрасный момент она надолго пропала, а когда появилась в поле зрения своих знакомых, стыдливо опускала лицо с заклеенным носом. О причинах такой неприятности Даша упорно молчала, хотя кругом ходили слухи о мести конкуренток по сшибанию мелочи у дряхлых немцев.

Когда она, наконец, сняла повязку, вместо привычного «трамплина» общественность увидела короткий, но удивительно прямой и блестящий нос. На ее размытом лице он смотрелся как графин на перине. Но именно с этого момента можно считать ее звезду окончательно взошедшей. Сшибать мелочь Дарья уже считала ниже своего достоинства и завела себе несколько «кошельков». Снизошла до покупки новой одежды, хотя мыться чаще не стала и воняла все так же душераздирающе. Старинная школьная приятельница Марго познакомила ее со своими новыми подружками, которые учились в университетах, тусовались в нужных местах и знали приличную публику. Их благосклонность Дарья завоевала постоянно имеющейся в кармане суммой дензнаков, чувством юмора и неповторимым флером, что привлекал к их стайке самцов. От приличных подружек Даша, в свою очередь, нахваталась некоторых поверхностных знаний в различных областях культурной жизни, без которых современная девушка не могла считаться «продвинутой». Ну и, конечно, новые знакомства, новый полигон.

Вызвав своим разнузданным образом жизни неодобрение со стороны новых подруг, Дарья стала срочно искать тихую гавань. И нашла в лице хорошего парня Андрюхи, который только недавно переквалифицировался из мелкооптового продавца марихуаны во владельца сети пунктов обмена валюты. Андрюха был добрым искренним увальнем, по щенячьи влюбленным в Дашу и готовым на любые подвиги ради своей красавицы. Не говоря уже о том, что у него всегда была самая качественная дурь в кармане.

Он прощал ей все: постоянную ложь (надо сказать, что Дарья с детства врала с таким упоением, что частенько себе противоречила – для Андрюхи это была милая изюминка в характере любимой), сомнительные похождения в сомнительные места с сомнительными людьми, часто с ночевкой, даже любовника в своей собственной постели. Этот случай Дашка любила рассказывать подружкам часто и каждый раз с новыми интригующими подробностями, видимо считая его высшим проявлением своей роковой женской сущности. То, что она в течение месяца везде появляется с одним и тем же модным парнем, всегда в обнимку, с интимным шепотком и многозначительным выражением на лицах, Андрюха прекрасно видел сам. Но когда они приперлась в обнимку домой под утро, в сисю пьяные и завалились в кровать, где Андрюха мирно посапывал, он уже не выдержал и потребовал объяснений. Модный парень в ответ захрапел, а Даша подпустила влаги в глаза и дрожащим от обиды голоском заявила, что стыдно ему, Андрею, подозревать ее, Дашу, во всяких мерзостях, что модный парень – просто друг, с которым она интеллектуально общается, что любила, любит и будет любить она только его – Андрея и если бы он поменьше работал и побольше проводил времени с ней, Дашей, она бы с ним интеллектуально общалась. Андрюха почувствовал угрызения совести и наутро, с искренним раскаянием, принес им в постель кофе, пожал модному парню руку и отбыл на работу.

Работал он действительно много, примерно с девяти до девяти каждый день, если не было авралов. Надо же было зарабатывать деньги для своего сокровища, ведь сокровище в последнее время пристрастилась к дорогим салонам красоты и примерно раз в квартал требовала несколько тысяч у.е., чтобы съездить в Берлин за одеждой. Приезжая, сокровище радовала его новыми татуировками и пирсингом, разнообразила его жизнь своими новыми прическами: от бритой головы до ярко-зеленого ежика. Знакомые говорили: «Андрюха, у тебя жена – супер», Андрюха млел и копил деньги на новый шоппинг.

Дашка постепенно превратилась в респектабельную даму: вонять от нее стало поменьше, манеры стали получше, во взгляде и жестах появилось сытое добродушие. Это было понятно при образе жизни, который она вела: просыпалась где-то ближе к часу дня, не вставая с постели выкуривала косячок, включала телевизор, звонила знакомым, потом не спеша ползла на кухню и долго, со вкусом завтракала. Если она обнаруживала, что сигарет меньше, чем полпачки, она звонила Андрюхе на работу и ласково тянула: «Дрюнечка, у меня сигаретки заканчиваются». Дрюнечка приезжал очень быстро, с сигаретами и какой-нибудь вкусностью, например, мороженым. Если ему везло, он находил в холодильнике кусок сыра или колбасы, быстро делал себе бутерброд и спешно, кусками, запихивал его в себя, благодарно целовал Дашу и мчался обратно на работу. Излишне говорить, что покупку продуктов, коммунальные платежи и прочие формальности были его заботой. Если он пытался нагло переложить эту заботу на хрупкие Дашины плечи, она укоризненно вытягивала губы трубочкой: «Дрюнечка, ну ты же знаешь, что я в этом ничего не понимаю и вообще боюсь всех этих людей». Однако, людей в косметических и массажных салонах она не боялась и могла просиживать там днями напролет, если у нее, конечно, не было встреч с интересными людьми. Ночи она проводила в клубах, а если Дрюнечка очень хотел спать и оставался дома, добрая Даша только приветствовала такое решение.

Однако, Дарьина склонная к авантюрам натура скоро потребовала разнообразия в жизни. Беспокойный дух искал приюта то в мыслях о высшем образовании (смешная мысль, если учесть, что она даже среднюю школу не закончила), то в мысли о детях (эта мысль особенно радовала хорошего парня Андрюху). В конце концов полет мысли остановился на узаконивании отношений. Прожив вместе пять лет, Даша и Андрей расписались. Устроили неформально-веселую свадьбу и отправились в свадебное путешествие по Европе с обязательной остановкой в любимом Дашей Берлине, где ей было так медом намазано, что она отказалась ради этого от Майорки. Через две недели растерянный Андрюха вернулся домой один и говорил знакомым: «У меня работа, а Дашенька пусть отдохнет, развеется».

«Отдыхала и развеивалась» Даша в Берлине ровно четыре месяца, после чего была депортирована из Германии как нарушившая визовый режим (виза была безнадежно просрочена). Забирал ее верный муж. Следующие несколько месяцев он же занимался и тем, что делал для Дарьи новый паспорт, предварительно поменяв ей фамилию, и сметая все проблемы щедрыми взятками. Молодая жена отблагодарила его нежным поцелуем и снова отбыла в манящий Берлин. Андрюха говорил знакомым, что Дашенька тоже решила поработать на семейный бюджет и сверкал глазами на каждого, кто осмеливался хихикать по этому поводу.

Дарья вернулась через год располневшая, в искусственных грязных косичках, пахнущая тек же пронзительно, как и во времена своей ранней юности. Она показывала всем подряд фотографии не слишком респектабельных и, прямо скажем, грязноватых негров и говорила, что это популярная немецкая хип-хоп группа, в которой она работает. На вопрос «Кем?», отвечала «Всем» и улыбалась, как Мона Лиза. У Андрюхи попросила развод, после чего несчастный немедленно ушел в запой и уже не выходил из него. Потусовавшись с полгодика дома и почувствовав, что интерес к ее рассказам угасает, опять ретировалась «на заработки».

Не сей раз никто не слышал про Дарью лет семь. Благовонная дива уже почти не вспоминалась знакомыми, Андрюха, по прежнему крепко пьющий, но еще здоровый, умудрился сохранить свой бизнес и даже жениться, бывшие подруги стали совсем приличными и делали вид, что не водили дружбу с такой одиозной личностью. Но не такая была Даша, чтобы дать себе бездарно сгинуть в людской памяти. В родной город она явилась на тюнинговом Мерседесе с благообразно-блондинистой прической и в дорогих льняных одеяниях. Пирсинга не было видно, запаха почти не чувствовалось. Она приехала знакомить с родителями своего мужа: нестарого еще (всего лишь отцовского ровесника) благообразного немца в небольшой фетровой шляпе. У немца была длинная фамилия с приставкой Фон, он показывал тестю и теще фотографии своего фамильного замка, рядом с которым Даша появлялась то на лошади, то на Феррари. Затем Дарья провела для супруга небольшую экскурсию по городу и области и они укатили. Наверное, навсегда. Хотя, кто знает? Жажда жизни в Даше еще не умерла, это было понятно по тому единственному вечеру, который она провела без мужа. Сказав благоверному, что она идет на встречу со школьными «фройнден», она всю ночь куролесила во всех по очереди ночных клубах города и под утро устроила групповуху со своими старыми знакомыми – со всеми, кого смогла собрать, - в самой занюханной гостинице, какую смогла найти. Теперь ее точно надолго запомнят.
Обсудить на форуме

Обсуждение

Юрий Фаев
«История умалчивает, было ли там что-нибудь больше простого сшибания мелочи…» - после стольких подробностей показалось странным, что история о чем-то умалчивает. Это мое первое впечатление, и единственное замечание по тексту. Образ Дарьи узнаваем, а тут вдруг произошла нестыковка, и рассказ для меня превратился в «обыкновенное чтиво». Потому и замечания далее несерьезные. Потому и помещать всё в отзывы не хотелось. Жаль, что Дарьи нет на форуме, а то распилил бы её как Золотого Дракона.
Но зато по прочтении (улыбнитесь, Наташа):
1. Из-за изобилия анкетных данных захотелось узнать вес Дарьи. Думаю, если бы существовала реальная Дарья, она бы не сказала Вам спасибо. В женщине должна оставаться загадка. Если это один только вес, то мне её жаль, как немца.
2. Стало жаль немца. Поездив по миру, понимаю, что бравые немецкие парни любят острые ощущения. И даже знал, что до такой степени, но всё же жаль…

Все, Наташа, больше не буду перечитывать «ЗЖ». Боюсь, что больше ничего не «нарою».

18.06.2006


Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи