Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм
Фильтры гейзер Ультра Био комплектуются американским картриджем Дисраптор гейзер Ультра Био 411.

Литературное общество Fabulae: Андрей Кротков - ТЕТРАПТИХ КЛЕВЕТНИЧЕСКИЙ
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораАндрей КротковПредыдущее произведение автора
Баллы: 12
Внесено на сайт: 08.09.2007
ТЕТРАПТИХ КЛЕВЕТНИЧЕСКИЙ
НЕДОВОЛЬСТВО НИКОЛАЯ ВАСИЛЬЕВИЧА

По Германии и Франции,
По Италии летя,
Про ямские он про станции
Вспоминает не шутя.

Надоели уважение,
И обслуга, и комфорт.
Накипело раздражение
От заморских этих морд.

В тесноте он духом мечется -
Так душе потребна ширь.
Ностальгия по отечеству
Раззуделась, как волдырь:

"Ох, Европа окаянная!
Больно люди здесь глупы!
Где же вы, мои желанные
Крысы, мыши да клопы?

Тараканы огромадные
Под кроватями торчат,
И плывут через парадное
Вонь кухонная и чад;

Где же вы, равнины мирные -
Душу всю за вас отдам!
Где же вы, пиявки жирные
По заросшим по прудам?

Где вы, комары кусачие,
Слепни, мухи, овода?
Где вы, камушки лежачие -
Не течет под вас вода?

Матерщина где мужицкая,
Полицмейстерский кулак?
Нет, в Европе не ужиться мне -
Без отечества никак!

Скачут мысли вереницею.
Я страдаю и скорблю.
Шесть годов я за границею...
Очень родину люблю!"*

*С 5 июня 1842 г. по 16 апреля 1848 г. Гоголь жил вне России.

ГНЕВ ЛЬВА НИКОЛАЕВИЧА

Не с трезва и совсем не по пьяни -
От высокой идеи простой
Распоясался в Ясной Поляне
Русский классик, великий Толстой.

По усадьбе летает бесштанный
Он с дубиною наперевес,
И дрожат тополя и каштаны
От ругательных графских словес:

"Я противник дворянского класса,
Презираю буржуйскую спесь!
В этом доме все кушают мясо -
Я давно запретил его есть!

От вареных колбас и копченых
Сплошь разврат - не гневите судьбу!
Вот ужо поучу неученых
Я дубиной моей по горбу!

Не глядите, мерзавцы, невинно,
Не держитесь своей стороны!
Это вам не простая дубина -
То дубина народной войны!"

И в неистовстве гневного часа
Он дубиной от графских щедрот
Опоясал крестьянина Власа,
Сроду мяса не бравшего в рот.

А мужик, ошарашенный сильно,
Только крякнул да молвил, смеясь:
"Вы же сами велели насильем
Не противиться злу, вась-сиясь!"

Граф опешил от трезвого гласа.
И, смущенно поддернув портки,
Впредь не кушать греховного мяса
Обещали ему мужики.

Но, на мужнины глупости гневно
Поглядев - ей они ни к чему -
Несогласная Софья Андревна
В будуаре харчит ветчину.


СТРАДАНИЯ ДМИТРИЯ ИВАНОВИЧА

Посреди овса лохматого,
На краю болота топлого
Пораскинулось Шахматово,
А неподалеку Боблово.

Глушь кругом и запустение,
Волчий вой, овечье блеево.
А на горочке - имение
Professeur'а Менделеева.

У известного профессора
Каждый Божий день полемика,
Чин коллежского асессора
И ермолка академика.

Дочь профессорова, Любочка -
Очень юное растение.
У нее в фестонах юбочка
И наклонность к растолстению.

Их сосед зовется Сашкою,
Блок - фамилия нерусская,
Славен белою рубашкою,
А наружность томно-узкая.

Дети дружат - только строго ли?
И профессор часто хмурится:
Отчего такому щеголю
Глянулась такая курица?

Он скребет макушку лысую,
Чует, что беда не минется:
Станет доченька актрисою,
А сосед в поэты кинется.

И профессор весь в унынии,
Предвкушает беды многие:
"Как-никак рублю я в химии,
А совсем не в филологии!

Эх, отцова доля адова!
Откажу - так буду сволочью.
Зря, выходит, я раскладывал
Элементы все по полочкам!

Пусть в науке сильно петрю я,
Пусть имею понимание -
Но любовному поветрию
Помешать не в состоянии!"

Спорь не спорь с судьбой-индейкою,
У нее готово мнение:
Станет дочка лицедейкою,
А зятек пробьется в гении...

ЭКСПЕРИМЕНТ ФЕДОРА МИХАЙЛОВИЧА

Затея изящна была и тонка,
И так остроумна, о Боже!
...К двери подошел он, и ручку звонка
Подергал - и стал настороже.

И дверь отворилась. Хозяйка была
Учтива, мила и открыта.
Она одинокой старушкой жила
В налаженных тонокостях быта.

Не раз у нее распивал он чаи,
О прошлом беседовал часто.
Он ей про страданья поведал свои,
Про все притесненья начальства.

И нынче, как прежде, она подала
И чай, и варенье, и сушки.
Спокойно и ровно беседа текла
В уютной квартире старушки.

С приятной улыбкой он думал: "Пора!
Растет напряженье меж нами!"
И он ухватил рукоять топора,
Который скрывал под штанами.

И в остервененье тупом и глухом,
Смахнув недопитую кружку,
Старушке он в лоб закатал обухом -
И навзничь упала старушка.

И он замигал, как коптящий фонарь,
Заспорил и с Богом, и с миром:
Имеет ли право дрожащая тварь
Старушек мочить по квартирам?

Оделся и вышел. Спускался туман.
Работа проделана чисто.
"Скорее бы вставить все это в роман!" -
Гудело в мозгу романиста.

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи