Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм

Литературное общество Fabulae: Андрей Москотельников - АС - 2. Ещё одно раннее стихотворение
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораАндрей МоскотельниковПредыдущее произведение автора
Баллы: 0
Внесено на сайт: 11.02.2007
АС - 2. Ещё одно раннее стихотворение
Льюис Кэррол
ЗАТЯНУВШЕЕСЯ УХАЖИВАНИЕ


Девица одна у решётки окна
Стояла с собачкой у ног.
За улицей тихо следила она,
Там люд прохожий тёк.

«К дверям какой-то подошёл
И трётся о косяк.
Совет мне дай, мой попингай,
Впустить его, иль как?»

Зачёлкал мудрый попингай,
Кружа под потолком:
«Впусти, раз так — пришёл, никак,
К тебе он женихом».

Вошёл в гостиную чудак,
Смиренно, как во храм.
«Признали? Я — тот, кто из году в год
В любви был верен вам».

«Но как же мне было про то прознать?
Давно б сказали вы!
Да, как было, сударь, про то мне знать?
Не знала я, увы!»

Сказал он: «Ах!» — и уже на щеках
Солёных слёз ручьи.
«В неделю по разу, по нескольку раз
Признанья летели мои.

Колечки вспомни, госпожа,
На пальцы посмотри.
На сердце руку положа —
Послал семь дюжин и три».

«Тут спору нет, — девица в ответ. —
Моей собачке свит
Из них поводок, златой ручеёк —
Глядите, как блестит».

«А как же пряди, пряди где,
Концы моих чёрных волос?
Я слал их по суше, я слал по воде,
И к вам почтальон их нёс».

«И тут спору нет, — девица в ответ. —
Побольше б таких кудрей.
Я их в тюфячок, а тот — под бочок
Собачичке моей».

«Но где же, где же письмецо
С тесьмою вкривь и вкровь?
В нём дышит каждое словцо
Признаньем про любовь».

«Приносит раз с тесьмой — от вас? —
Конвертик почтальон.
Да вот беда-то, что без оплаты,
И брать был не резон».

«О, горькая весть! Письма не донесть!
А в нём всё как есть про любовь!
Так суть письмеца я вам до конца
Нынче поведаю вновь».

Зачёлкал мудрый попингай,
Взметая перья прядь:
«Ходатай, складно отвечай
Да на колени падь!»

Склонил колени он пред ней,
То в жар его, то в хлад.
О Дева, скорбных повестей
Услышишь ты доклад!

Пять лет сперва, пять лет потом
Твой каждый, Дева, шаг
Встречал я вздохом и кивком —
Во всех романах так.

И десять лет — унылых лет! —
Влюблённый взор бросал;
Я слал цветы тебе чуть свет
И валентинки слал.

Пять долгих лет и снова пять
Я жил в чужой стране,
Тая мечты, что чувством ты
Проникнешься ко мне.

Уж тридцать минуло годков,
И покинул я чуждый край.
Вот, пришёл тебе сказать про любовь,
Так руку, Дева, мне дай!»

А что же Дева? Ни в хлад, ни в жар;
Ему подаёт платок.
«Мне, право, немного вас даже жаль
И странно слышать про то».

Со смехом клёкчет попингай,
Презрительно когтит:
«Как ты, ухаживать, я чай,
Не каждый захотит!»

Собачка прыгает кульком
(Зубов поберегись!),
Колечет звонким поводком,
Натявкивая ввысь.

«Собачка, тише, ну же, шу!
И ты, мой попингай!
Я кое-что ему скажу;
Молчи и не встревай!»

Собачка лает и рычит,
Девица топ ногой;
Пришлец — и тот сквозь шум кричит,
Привлечь вниманье той.

Клекочет гнусный попингай
Сердитей и звончей,
Но всё ж собачкин громкий лай
Несносней для очей.

На кухне слуги и служан-
Ки сбились у плиты:
Хоть слышат шум, да нейдёт на ум
Причина суеты.

Воскликнул поварёнок
(Мальчонка не худой):
«Так кто из нас пойдёт сейчас
Восстановить покой?»

И тот час слуги жребий
Бросают круговой.
Чтоб точно знать, кого послать
Восстановить покой.

На поварёнка жребий пал,
И слуги говорят:
«Иди и дей, ищи идей,
Краса всех поварят!»

Схватил он тут погибче прут
Собачку выдворять,
Но видит: доля не её
Команды выполнять.

Схватил он кость — собачки злость
Пропала наконец;
Повёл на кухню за собой
Собачку удалец.

Девица ручкой машет ей:
«Шалунья, нету слов!
Она мне, право же, милей
Десятка женихов.

Пустое слёзы, вздохи вслед,
Власы не стоит жать;
Вы, значит, ждали тридцать лет,
Так что вам подождать?»

Печально он пошёл к дверям
И ручку повернул;
Нашёл печально выход сам,
Прощально не взглянул.

«Хотя б такой же попингай
Со мной летал как сват!
Его советы выполняй,
Глядишь — и ты женат.

Другую мне б где’вицу взять, —
Шептал он, плача вновь. —
Да чтобы тридцать лет опять
Не тратить на любовь!

Спрошу я прямо (да иль нет)
Девицу поскорей.
Не позже, чем ’рез двадцать лет
Приду я с этим к ней!»



The ladye she stood at her lattice high,
Wi' her doggie at her feet;
Thorough the lattice she can spy
The passers in the street,

"There's one that standeth at the door,
And tirleth at the pin:
Now speak and say, my popinjay,
If I sall let him in."

Then up and spake the popinjay
That flew abune her head:
"Gae let him in that tirls the pin:
He cometh thee to wed."

O when he cam' the parlour in,
A woeful man was he!
"And dinna ye ken your lover agen,
Sae well that loveth thee?"

"And how wad I ken ye loved me, Sir,
That have been sae lang away?
And how wad I ken ye loved me, Sir?
Ye never telled me sae."

Said--"Ladye dear," and the salt, salt tear
Cam' rinnin' doon his cheek,
"I have sent the tokens of my love
This many and many a week.

"O didna ye get the rings, Ladye,
The rings o' the gowd sae fine?
I wot that I have sent to thee
Four score, four score and nine."

"They cam' to me," said that fair ladye.
"Wow, they were flimsie things!"
Said--"that chain o' gowd, my doggie to howd,
It is made o' thae self-same rings."

"And didna ye get the locks, the locks,
The locks o' my ain black hair,
Whilk I sent by post, whilk I sent by box,
Whilk I sent by the carrier?"

"They cam' to me," said that fair ladye;
"And I prithee send nae mair!"
Said--"that cushion sae red, for my doggie's head,
It is stuffed wi' thae locks o' hair."

"And didna ye get the letter, Ladye,
Tied wi' a silken string,
Whilk I sent to thee frae the far countrie,
A message of love to bring?"

"It cam' to me frae the far countrie
Wi' its silken string and a';
But it wasna prepaid," said that high-born maid,
"Sae I gar'd them tak' it awa'."

"O ever alack that ye sent it back,
It was written sae clerkly and well!
Now the message it brought, and the boon that it sought,
I must even say it mysel'."

Then up and spake the popinjay,
Sae wisely counselled he.
"Now say it in the proper way:
Gae doon upon thy knee!"

The lover he turned baith red and pale,
Went doon upon his knee:
"O Ladye, hear the waesome tale
That must be told to thee!

"For five lang years, and five lang years,
I coorted thee by looks;
By nods and winks, by smiles and tears,
As I had read in books.

"For ten lang years, O weary hours!
I coorted thee by signs;
By sending game, by sending flowers,
By sending Valentines.

"For five lang years, and five lang years,
I have dwelt in the far countrie,
Till that thy mind should be inclined
Mair tenderly to me.

"Now thirty years are gane and past,
I am come frae a foreign land:
I am come to tell thee my love at last -
O Ladye, gie me thy hand!"

The ladye she turned not pale nor red,
But she smiled a pitiful smile:
"Sic' a coortin' as yours, my man," she said
"Takes a lang and a weary while!"

And out and laughed the popinjay,
A laugh of bitter scorn:
"A coortin' done in sic' a way,
It ought not to be borne!"

Wi' that the doggie barked aloud,
And up and doon he ran,
And tugged and strained his chain o' gowd,
All for to bite the man.

"O hush thee, gentle popinjay!
O hush thee, doggie dear!
There is a word I fain wad say,
It needeth he should hear!"

Aye louder screamed that ladye fair
To drown her doggie's bark:
Ever the lover shouted mair
To make that ladye hark:

Shrill and more shrill the popinjay
Upraised his angry squall:
I trow the doggie's voice that day
Was louder than them all!

The serving-men and serving-maids
Sat by the kitchen fire:
They heard sic' a din the parlour within
As made them much admire.

Out spake the boy in buttons
(I ween he wasna thin),
"Now wha will tae the parlour gae,
And stay this deadlie din?"

And they have taen a kerchief,
Casted their kevils in,
For wha will tae the parlour gae,
And stay that deadlie din.

When on that boy the kevil fell
To stay the fearsome noise,
"Gae in," they cried, "whate'er betide,
Thou prince of button-boys!"

Syne, he has taen a supple cane
To swinge that dog sae fat:
The doggie yowled, the doggie howled
The louder aye for that.

Syne, he has taen a mutton-bane -
The doggie ceased his noise,
And followed doon the kitchen stair
That prince of button-boys!

Then sadly spake that ladye fair,
Wi' a frown upon her brow:
"O dearer to me is my sma' doggie
Than a dozen sic' as thou!

"Nae use, nae use for sighs and tears:
Nae use at all to fret:
Sin' ye've bided sae well for thirty years,
Ye may bide a wee langer yet!"

Sadly, sadly he crossed the floor
And tirled at the pin:
Sadly went he through the door
Where sadly he cam' in.

"O gin I had a popinjay
To fly abune my head,
To tell me what I ought to say,
I had by this been wed.

"O gin I find anither ladye,"
He said wi' sighs and tears,
"I wot my coortin' sall not be
Anither thirty years

"For gin I find a ladye gay,
Exactly to my taste,
I'll pop the question, aye or nay,
In twenty years at maist."


Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи