Проверка слова
www.gramota.ru

ХОХМОДРОМ - лучший авторский юмор Сети
<<Джон & Лиз>> - Литературно - поэтический портал. Опубликуй свои произведения, стихи, рассказы. Каталог сайтов.
Здесь вам скажут правду. А истину ищите сами!
Поэтическая газета В<<ВзглядВ>>. Стихи. Проза. Литература.
За свободный POSIX'ивизм
эффектные фото-картины

Литературное общество Fabulae: Сергей Александровский - Сентябрь  (Из Эдмунда Спенсера. Ок. 1552 – 1599)
Раздел: Следующее произведение в разделеПоэзияПредыдущее произведение в разделе
Жанр: Следующее произведение по жанруЛирикаПредыдущее произведение по жанру
Автор: Следующее произведение автораСергей АлександровскийПредыдущее произведение автора
Баллы: 4
Внесено на сайт: 14.06.2015
Сентябрь  (Из Эдмунда Спенсера. Ок. 1552 – 1599)


Пастуший Календарь


Сентябрь
Ægloga Nona.



СОДЕРЖАНИЕ
Семо Диггон Дэви представлен яко пастух,
иже, уповая на выгоды изряднейшие, нежели дотоле имевшиеся,
погнал своих овец в отдаленные пределы. О бесчинствах тамошних,
а такожде о разнузданном житье прелатов папских он,
вопрошаемый Гоббинолем, и повествует в подробностях.


Г о б б и н о л ь,      Д и г г о н   Д э в и

Ужели Диггон Дэви снова здесь –
Былой и прежний, целиком и весь?


            Д и г г о н

Нет, больше прежним не зови меня:
Я был совсем иным при свете дня –
Да быстро меркнет свет, подходит ночь…
Увы, кромешной тьмы не превозмочь.


            Г о б б и н о л ь

Да я тебя не видел никогда
Настоль поникшим! Что, стряслась беда?
Где овцы? Ты берег их до сих пор.
Ужели продал? Иль случился мор?


            Д и г г о н

Молю и заклинаю, Гоббиноль:
Не наступай на старую мозоль!
Неосторожный задал ты вопрос –
И гнев мой горький ожил и возрос.


            Г о б б и н о л ь

О нет, обиду не таи в груди.
Расшевели печаль, разбереди,
Поведай мне, чтоб сделалась легка:
Прольется дождь – растают облака.
Ты покидал пределы сей страны
Давно: минуло трижды три луны.
Ты, мыслю, много исходил земель,
Свою отару выведя отсель,
И нынче можешь рассказать немало.
Но прежде молви: что со стадом стало?


            Д и г г о н

Пропали овцы, испустили дух…
Виной тому беспечный их пастух –
Дурной пастух, достойный оплеух.
Все молвят: на чужбине много благ! –
А ты не верь, коль сам себе не враг.
Имев достаток, я искал избытка…
И что же вышло? Истинная пытка.
Я в окаянных землях побывал.
Там ложь царит, и кривда правит бал,
И тамошних обычаев не снесть,
Коль совесть не отверг, не продал честь.
Давно забыли там и стыд и срам,
И в дом торговли превратили храм.
Там пастуху пастух – и волк, и вор,
И враг, и живоглот, и живодер.
Друг друга, беспощадны и хитры,
Сжить со свету стремятся овчары.
Подпаска узнаёшь издалека:
Откормленный, похожий на быка,
Безмозглый, он вельми собою горд –
С души воротит от подобных морд!
Он пыжится, паршивец, как петух…


            Г о б б и н о л ь

Помилосердствуй, пощади, пастух:
Устал я, на ногах держусь едва.
Гляди, с деревьев жухлая листва
Слетает – ибо рвет ее Борей.
Давай затишье сыщем поскорей.
Есть место у подножия холма –
Укромное, уютное весьма.
Там ветер донимать не будет нас,
И ты продолжишь, Диггон, свой рассказ.


            Д и г г о н

В недобрый час – досель его кляну! –
Покинул я родимую страну…
Ох, поделом досталось шатуну,
Что сдуру чаял округлить мошну:
Безумцев обрекает сам Господь
За крохой гнаться и терять ломоть.
Где овцы моего былого стада –
Возлюбленные, ласковые чада?
Заморены, бедняги – до одной!
Невзгоды и нужда тому виной.
Удел ничем не краше был бы мой,
Не воротись я вовремя домой.


            Г о б б и н о л ь

Увы, от перемен добра не жди –
Добро маячит редко впереди.
Синицею в руках доволен будь,
Не соблазняйся журавлем отнюдь.
Коль скоро с маху зернь в игру метнешь –
Того гляди, отдашь последний грош.


            Д и г г о н

Да, братец, верно. Знать, попутал бес…
Не ведаю, отколь я ждал чудес.
Уж так, видать, устроен белый свет:
Лишь там и лучше, мнится, где нас нет.
Казалось, почва там жирней, чем тут –
На ней червонцы, что цветы, растут!
А там в закон пастуший лень и ложь
Поставлены… Меня объяла дрожь,
Когда я вящий осознал урон,
Что пастырями овцам нанесен!
Там честность пастухам не по нутру,
И добродетель им не ко двору;
Там сеют смуту и растят раздор,
Там праведным выносят приговор,
Там жгут живьем за мысль, а не за речь! –
И целый мир готовятся поджечь.
И к небу, мол, прилежно правят путь…
Самих себя желают обмануть?
Ужель их нечестивые стопы
Касались верной, истинной тропы?
И дьяволу, мол, властны укорот
Они давать… Помилуй, смех берет!
Загонят ли врага назад, во тьму,
Коль скоро души продали ему?
И сами в ад низвергнутся гурьбой,
И всех овец потащат за собой.
Прилежно длят они земные дни…
Да после – что посеял, то пожни.


            Г о б б и н о л ь

Ох, Диггон, говори ясней чуть-чуть,
А не витийствуй, затемняя суть.


            Д и г г о н

Ясней сумею говорить едва ль я…
Там рукополагается каналья!
Народ глядит на хищных Божьих слуг,
И к Божью слову делается глух,
И презирает пастырей-пройдох.
А те твердят: сей мир отменно плох!
Несмысленная паства – срам и стыд –
Являет непотребный, мерзкий вид!
Иной вещает: я честнее всех! –
А сам богатство множит без помех,
И золотом набит его подвал:
Сей пастырь всю округу обобрал.
В хлевах уже не сыщется коров,
Для сельских очагов не стало дров –
Зато не пуст очередной ларец
У пастыря, срази его Творец!
Страшна корыстных овчаров орава,
Что твой дракон – и столь же многоглава…
А кто не вдоволь грабит, от щедрот
Той преуспевшей братии живет,
Что все тучнеет, как васанский скот *,
Не ведая лишений и забот:
Несчастный, обездоленный народ
Покорно терпит их суровый гнет –
Иначе овчары не впустят в рай!
Сперва плати, а после – помирай…
Слыхал я там печальную остроту:
Мол, жизнь подобна мерзкому болоту,
И ежели увязнут сапоги,
Оставь их, отползи да прочь беги –
Разумнее пожертвовать обуткой,
Чем в гнусной топи сгинуть смертью жуткой.


            Г о б б и н о л ь

Пусть пастырь плох – но свят Господень храм!
Не будь чрезмерно строг и слишком прям:
Недуг не исцеляется оглаской,
А язвы скрыть разумней под повязкой.
Да, овчары вершат небрежно труд…


            Д и г г о н

О да! И овцы с них пример берут!
Уже ягненок, весел и резов,
Не прибегает на пастуший зов –
Упрямо бродит, пастуха презрев,
Отнюдь не торопясь вернуться в хлев.
Беспечный гурт овечий бестолков –
И не желает помнить про волков.
А сколь овец досталось хищным стаям
И там и тут – мы все отлично знаем.


            Г о б б и н о л ь

Э, Диггон, поумерь-ка пыл и жар!
Властитель саксов, доблестный Эдгар **,
Волков извел на здешних островах *** –
Вот овцы и забыли всякий страх.
Зато несметно стало нынче лис:
Исчезли волки – лисы развелись.


            Д и г г о н

Да, только лисы, видишь ли, не дуры
И прячутся теперь в овечьи шкуры –
Дабы не растерзал пастуший пес
Иль на плече охотник не унес, –
И рыщут, зыркая пугливым оком:
А ну, как их узнают ненароком?


            Г о б б и н о л ь

Рядиться можно, Диггон, так и сяк –
Но трудно сельских обмануть собак.


            Д и г г о н

Да, твой кобель хорош. Такая псина
Возьмет, я чай, любого лисовина…
Но, право, за коварным рыжим вором
Гоняться нужды нет собачьим сворам –
Поскольку сразу видно пастуху,
Что рыльце у овечки-то в пуху.
А наш Роффен и волка покарать
Сумел, хоть был искусен серый тать.


            Г о б б и н о л ь

Поведай: как злодея обороть
Возмог Роффен? Храни его Господь:
Он мудр и скромен, полон доброты –
Вот истинного пастыря черты!
Сам Колин Клаут был его подпаском
(Ах, Колин, по твоим тоскую ласкам ****)!
Не у него ль учились мы всегда
Лелеять и блюсти свои стада?


            Д и г г о н

Пускай пребудет невредим и здрав!..
Есть у Роффена славный волкодав:
Малейший шорох ночью слышит он –
И вскакивает, стряхивая сон.
А волк решил, что будет нехитро
Мясцом овечьим наполнять нутро.
В овечью шкуру влезть немудрено…
И по ночам, когда совсем темно,
Разбой вершила мнимая овца
И вдоволь ела теплого мясца:
Умел сей волк издать собачий лай –
Мол, хищник рыщет! Пастырь, не зевай! –
И слал овчар немедля кобеля
В поля, поймать разбойника веля;
И бегал пес невемо где всю ночь,
И лаял пес во всю собачью мочь –
И беззащитным пребывал закут.
А волк в овечьей шкуре тут как тут!
И сколько сей свирепый супостат
Себе на снедь перетаскал ягнят!
Волк долго, подло грабил овчара –
Да поплатиться подошла пора,
Когда овчар случайно подглядел
Привычный ход полночных волчьих дел.
О, как заскрежетал зубами он!
О, сколь бесстрашно ринулся в загон!
И хищник из овечьей шкуры вон
Был вытряхнут и вилами пронзен.


            Г о б б и н о л ь

Отваги было мало и ума
У серого бродяги – и весьма.
Когда б не сей досадный недостаток,
Он мог бы слопать всех ягнят и маток…


            Д и г г о н

Да будь он трижды проклят… Жаль, что мало
Мерзавцу пред кончиною попало!
Мог лаять, как собака, этот зверь,
И говорить, как люди – верь, не верь:
Однажды подле хлева, в поздний час,
Окликнул пса хозяйский строгий бас;
И честный пес подвоха не постиг,
И дверь, не усомнившись ни на миг,
Открыл, и вышел, и вильнул хвостом…
Того и ждал стоявший за кустом
Волчина – и подмял беднягу враз!
И лишь хозяин подоспевший спас
От верной смерти верного слугу:
Пришлось бежать клыкастому врагу.


            Г о б б и н о л ь

Коль скоро волки нынче таковы,
Боюсь, мой пес не сносит головы…
Как на зверей подобных впредь
Глядеть нам? Как нам их терпеть?


            Д и г г о н

На твой вопрос готов ответ уже:
Будь начеку, живи настороже.
Негоже, право слово, целый день
Дремать беспечно, ублажая лень,
Иль забавляться… Нет, глядите в оба –
И не страшна вам будет волчья злоба.


            Г о б б и н о л ь

Ох, Диггон, ох, наставник строгий мой,
Помилуй! Да неужто и зимой
Настороже нам быть и начеку –
Нейти домой, к родному камельку?
Без отдыха и сна любая плоть
Исчахнет, разрази меня Господь!


            Д и г г о н

Ох, Гоббиноль, мне кажется, ты прав…
Ночь близится, и меж росистых трав,
Похоже, спать я лягу до утра…
Я нищий: ни кола и ни двора!
Овец не стало, и приюта нет…
О, пособи мне, иль подай совет!


            Г о б б и н о л ь

Вконец ты, вижу, Диггон, изнемог!
Тебя согнула жизнь в бараний рог.
Когда б я чуть любезней был Фортуне,
Ты, право же, не сетовал бы втуне:
О, я по-царски одарил бы друга,
Которому пришлось настолько туго!
Да я живу пастушеским трудом…
Пойдем же в мой убогий сельский дом!
Набью тебе соломою тюфяк –
И спи на нем до лучших дней, бедняк.


            Д и г г о н

Душевно благодарен! Ей-же-ей,
Подобных мало сыщется друзей.


Девиз Диггона:
Inopem me copia fecit

_____________________

* Васан (Числ XXI, 33) – область, простиравшаяся к востоку от Иордана;
славилась она, среди прочего, отличным рогатым скотом. (Подробнее см.:
Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедiя. Трудъ и
изданiе Архимандрита Никифора. Москва, 1891). – Примечание переводчика.
** Саксонский король Эдгар, правивший некогда Британскими островами,
повелел беспощадно истребить всех волков, обитавших в его владениях.
С той поры ни единого волка, за вычетом завезенных из чужих земель,
в Англии не встречалось и не встречается. – Примечание Спенсера.
*** Здесь наличествует противоречие и предыдущим эклогам, в которых
упоминаются волки, и нижеследующему тексту. – Примечание переводчика.
**** См. эклогу «Январь». – Примечание переводчика.

            Октябрь. Эклога десятая

                                                               Перевел Сергей Александровский

8 — 13 июня 2015

Опубликовано в кн.:
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД
И СРАВНИТЕЛЬНОЕ
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. Вып. IV
Сборник научных трудов. Отв. ред. Д.Н. Жаткин
Москва, Издательство «ФЛИНТА»
Издательство «Наука»
2015




.

Обсуждение

Exsodius 2009
При цитировании ссылка обязательна.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Интересные статьи